Следите за новостями:

Нокаутер

Сегодня легенда отечественного и мирового биатлона Анатолий Алябьев празднует 60–летний юбилей. Команда Союза биатлонистов России, спортсмены, тренеры и персонал сборных страны, а также болельщики со всего мира поздравляют Анатолия Николаевича с юбилеем! В день рождения двукратного олимпийского чемпиона Константин Бойцов вспоминает его исторические победы и восхищается силой духа спортсмена, а также проводит параллель между биатлоном и боксом.

В таблице олимпийской славы отечественного биатлона, собранной ни много ни мало за полвека, Анатолий Алябьев располагается на третьей строчке, следом за выступавшим на четырех Олимпиадах Александром Тихоновым и Сергеем Чепиковым, побывавшем на шести Белых Играх. Алябьев все свои главные биатлонные трофеи собрал за сверхкороткий временной отрезок. Вольно или невольно напрашивается аналогия с раундом в боксе — спорте, из которого двукратный олимпийский чемпион пришел в биатлон. Быстрая, молниеносная серия разящих ударов и нокаут! Именно так, должно быть, чувствовали себя биатлонисты ГДР, ехавшие в 1980 году в Лейк-Плэсид в ранге безусловных фаворитов.

Олимпийская слава отечественного биатлона за полвека

МУЖЧИНЫ

1960–2010

СССР/СНГ/Россия

Александр Тихонов — 4 золотых, 1 серебряная, 0 бронзовых (5 медалей).

Сергей Чепиков — 2, 3, 1 (6).

Анатолий Алябьев — 2, 0, 1 (3).

Николай Круглов — 2, 0, 0 (2).

Виктор Маматов — 2, 0, 0 (2).

Дмитрий Васильев — 2, 0, 0 (2).

Иван Бяков — 2, 0, 0 (2).

Валерий Медведцев — 1, 3, 0 (4).

Сергей Тарасов — 1, 1, 2 (4).

Владимир Аликин — 1, 1, 0 (2).

Александр Попов — 1, 1, 0 (2).

Александр Елизаров — 1, 0, 1 (2).

Владимир Гундарцев — 1, 0, 1 (2).

Евгений Устюгов — 1, 0, 1 (2).

Владимир Меланьин — 1, 0, 0 (1).

Николай Пузанов — 1, 0, 0 (1).

Ринат Сафин — 1, 0, 0 (1).

Владимир Барнашов — 1, 0, 0 (1).

Юрий Кашкаров — 1, 0, 0 (1).

Альгимантас Шална — 1, 0, 0 (1).

Сергей Булыгин — 1, 0, 0 (1).

Евгений Редькин — 1, 0, 0 (1).

Валерий Кириенко — 0, 2, 0 (2).

Александр Привалов — 0, 1, 1 (2).

Владимир Драчев — 0, 1, 1 (2).

Иван Черезов — 0, 1, 1 (2).

Павел Ростовцев — 0, 1, 0 (1).

Николай Круглов — 0, 1, 0 (1).

Виктор Майгуров — 0, 0, 2 (2).

Павел Муслимов — 0, 0, 1 (1).

Антон Шипулин — 0, 0, 1 (1).

Максим Чудов — 0, 0, 1 (1).

Когда перечисляют пионеров отечественного биатлона, вспоминают в первую очередь легендарных Владимира Меланина, Александра Привалова. Продолжая почетный список, называют Виктора Маматова, Александра Тихонова, Николая Круглова. Фигура Анатолия Николаевича в сознании обывателя размещается где-то в середине довольно пространного, пусть и почетного, списка. Между тем, именно Алябьев стал для нашего биатлона совершенно особой отправной точкой. Именно его следует считать Колумбом новой биатлонной эпохи. Именно с него начинается отсчет наших побед нынешней эры — эры малого калибра. Именно переход на малый калибр стал тем Рубиконом, перейдя который, биатлон стал обретать свой нынешний вид зрелищного, захватывающего и остроконкурентного вида спорта. Вот взгляните, каким был расклад сил в первое биатлонное двадцатилетие, «когда патроны были большими».

Медали чемпионатов мира с 1958 по 1978

СССР — 16 золотых, 12 серебряных, 7 бронзовых.

Финляндия — 6, 4, 5.

Норвегия — 4, 6, 6.

ГДР — 1, 1, 4.

Швеция — 1, 1, 4.

Всего медали завоевывали представители 7 стран.

Сборная СССР доминировала по всем статьям, позволив немногочисленным конкурентам лишь пару раз, в периоды смен поколений, посягнуть на собственное господство. Но пришел 1978, и мы, поддавшись едва ли не на истерию западноевропейских конкурентов, великодушно согласились поддержать переход на малый калибр. Для всего мира этот переход означал увеличение числа компактных стрельбищ, массовости, доступности. Мы же по большому счету не задумывались, имея всего в достатке.

И вот в 1978 году наша сборная потерпела первое по-настоящему оглушительное поражение: ни одной медали на чемпионате мира. Искали причину в состоявшемся в это же время переходе на пластиковые лыжи, но не в них одних было дело. Полюса мужского биатлона начали стремительно смещаться, и мы уже не властвовали, но дрались, притом далеко не всегда успешно. Вот свидетельство.

Медали чемпионатов мира с 1979 по настоящее время (мужчины)

ГДР/ФРГ/Германия — 36 золотых, 31 серебряная, 26 бронзовых.

Норвегия — 26, 26, 24.

СССР/СНГ/Россия — 20, 30, 13.

Франция — 10, 5, 11.

Всего медали завоевывали представители 16 стран.

Немцы, норвежцы, финны, итальянцы… количество соперников (соперников настоящих, злых и опасных) росло стремительно. И чемпионат мира 1979 года не принес нам побед. Близились Игры 1980 года — Игры, на которых под сомнение мог быть поставлен сам престиж советского биатлона. Впервые в истории наши стреляющие лыжники ехали на Олимпиаду, не являясь главным фаворитом. Кто бы вспоминал потом о триумфе Олимпийских игр 1976 года, где наши стреляющие лыжники взяли два золота из двух возможных и попросту раздавили конкурентов: Николай Круглов опередил финна Иккола на полторы минуты, а наш эстафетный квартет финский — на три с половиной? Ведь сколько всего произошло за четыре года! Олимпиада в Америке, а наши войска только-только вошли в Афганистан. Спортивное начальство говорит о том, что «без победы в биатлонном турнире нам Олимпиады не выиграть», а на двух предшествующих Играм чемпионатах мира ГДРовцы не оставляют нам даже призрачных шансов.

И в такой ситуации ставка делается на «новичка», если к такой категории можно отнести спортсмена, чей дебют в сборной состоялся в 27 лет — возрасте, в котором иных уже провожали на пенсию. Да, Алябьев победил на предолимпийской неделе 1979 года. Да, стал чемпионом СССР в том же году и по праву заслужил себе место в сборной. Он, собственно, именно на это себя и настраивал.

«Толя очень упорный. Записал в 1978 году себе в тренировочный дневник на будущий год попасть в сборную, и попал», — рассказывала в феврале 1980 жена Анатолия Николаевича «Советскому спорту».

И все же, и все же… Кто бы рискнул предположить, что спустя всего год после включения Алябьева в сборную, на страницах главной спортивной газеты страны будут напечатаны вот эти строки.

БЫСТРО И БЕЗ ПРОМАХА

Лучший снежный снайпер Олимпиады — Анатолий Алябьев

Нет, невозможно пройти по биатлонному стадиону. Невозможно. Нужно спешить. Передать отчет о великолепной победе. На сей раз — в 20–километровой гонке со стрельбой. Но все останавливают, хватают за рукава и спрашивают: кто такой Алябьев? Спрашивают, потому что именно он, олимпийский дебютант сборной, и одержал эту самую победу в увлекательнейшей борьбе с биатлонистами ГДР, которые после того, как в этот вид спорта пришел малый калибр оружия, никого еще не подпускали к пьедесталу. Но Анатолий Алябьев спутал все карты, дерзко вторгся в спор сильнейших и оказался в нем лучшим.

С утра валил снег. В автобусе прессы мы ехали к горе Ван Ховенберг и обсуждали шансы фаворитов-биатлонистов. Называли прежде всего спортсменов ГДР — Франка Ульриха и Клауса Зиберта. Лишь один из журналистов интересовался Алябьевым. Это был швед Леннарт Штандберг из Мальме.

— Я читал, что ваш Алябьев занимался боксом. Это правда?

— Правда, — сказал я. — Три года он выступал на ринге.

Но, между прочим, не такая уж неизвестная личность был Алябьев. Год назад здесь в Лейк-Плэсиде, он выиграл именно 20–километровую гонку, правда, тогда и Зиберт, и Ульрих приехали на соревнования сразу после чемпионата мира в Рупольдинге (ФРГ). Попали, как говорится, с корабля на бал. Тем и оправдывали свое поражение. Надо сказать, что потом уже в серии турниров в Европе, Алябьев тоже выглядел неплохо, и одну гонку даже выиграл. И сейчас именно на него Александр Привалов, старший тренер сборной биатлонистов, возлагал самые большие надежды. Поэтому и был поставлен Алябьев в четвертую группу и получил удачливый стартовый номер — 42. Все сильнейшие бежали впереди. Кроме Алябьева у нас выступали Владимир Аликин (7) и Владимир Барнашов (29). Среди же спортсменов ГДР первым в путь отправлялся Эберхард Реш (4), а затем Зиберт (27) и Ульрих (37).

…Теперь Ульрих и Алябьев. Биатлонист из ГДР врывается на огневой рубеж. «Так, так, так», — щелкают выстрелы. Нет той громоподобной стрельбы, что была прежде. Привалов припал к оптической трубе. Говорит: «Ноль». Щит Ульриха опускается, поднимается, и на нем цифра «1». Значит, есть все же штраф. Ошибся Привалов. Два миллиметра не хватило Зиберту, чтобы поразить мишень в пятый раз, и, опережая события, скажу, что именно эта доля будет стоить ему золотой награды.

Но пока никто ничего не знает. Пока все столь же загадочно, как в хорошем детективе. А мы ждем Алябьева. Он появляется вдали, вбегает на перекидной мостик, скатывается с него вниз, сбрасывая скорость, спокойно приближается к огневому рубежу, стреляет и исчезает. И Привалов, разгибаясь, облегченно вздыхает — 0.

Итак, Алябьев, становится лидером. Но бежит медленнее Ульриха. Меткая стрельба против скорости. Что перетянет чашу весов?

…Положение лидеров после первой половины дистанции. Алябьев — 45.08 (0 штрафных минут). Ульрих — 45.27 (1), Зиберт — 46.23 (2). Итак, спортсмены ГДР бегут быстрее, но ставка Алябьева на меткую стрельбу себя пока оправдывает.

Очередной рубеж. Мы уже следим только за этими тремя, ибо ясно: в их руках судьба медалей. Судя по тому как, как стреляет Зиберт, он намерен решить спор в свою пользу. У него — 0. Ульрих зарабатывает «минуту штрафа». Алябьев же с завидным хладнокровием пуля за пулей вгоняет в цель.

Остается последний рубеж. Может быть, самое трудное в этой гонке, где ежесекундно нужно держать в кулаке нервы и смирять желание бежать быстрее, помня, что впереди стрельба.

К последнему испытанию готовится Зиберт. Целится, долго целится. Слишком долго. Теряет ритм, и видно, как подрагивают у него колени. Решается судьба золотой награды. Но нет. Зиберт уже не получит ее. Четыре минуты штрафа лишают его всех надежд.

Значит, либо Ульрих, либо Алябьев. Первый по ходу выигрывал у нашего спортсмена 1.55. Безошибочная стрельба, и Ульрих — чемпион. Но он допустил одну ошибку. Очередь Алябьева. Только чистая стрельба дает ему шанс на победу. Не могу сказать, что испытывал Алябьев на этом четвертом своем огневом рубеже, могу только представить, как ему было трудно. Но он справляется с собой. На щите — 0. И Алябьев срывается на последнюю петлю, теперь уже готовый отдать все силы бегу. Финиширует Ульрих — 1:08.27,70. Катит к финишу Алябьев. На табло скачут цифры. Считанные секунды разделяют соперников. 1:08.16,31. Это победа!

И пусть неистовый Ульрих отыгрался пару дней спустя в спринте — дисциплине, дебютировавшей в олимпийской программе — рядом с ним на пьедестал поднялись Аликин и Алябьев. Ну а еще через три дня…

ОСТАВАЛСЯ ПОСЛЕДНИЙ ПАТРОН

….Положение после третьего этапа. СССР — 1:10.13,67. ГДР — 1:10.52,75

Собственно, что такое в биатлоне 40 секунд? Это как раз тот самый промах восьмым патроном. И, стало быть, никакой спокойной жизни у Анатолия Алябьева не было, тем более что по пятам бежал Эберхард Реш.

Что оставалось делать Решу? Последний этап. Позади — никого. Значит, рисковать. Помчался. Алябьев пришел на первый рубеж. Через 35 секунд туда влетел Реш — замечаете, сократил разрыв. И снова этот последний патрон. Алябьев теперь заставил нас поволноваться. Сделал 7 выстрелов: одна мишень цела. И лимит ошибок исчерпан. К счастью, все обошлось. Но Реш на стрельбе сократил разрыв до 15 секунд.

На стрельбу стоя пришли почти друг за другом. И вот тут, когда борьба разгорелась лицом к лицу, Алябьев стреляет и Реш стреляет. Нервы у последнего не выдержали, Алябьев истратил 7 патронов, Реш — 8, и одна мишень все же осталась. Потерял он время на стрельбе, заработал «штраф» и все было проиграно…

Алябьев в синем комбинезоне спокойненько бежит на финиш и, еще не достигнув его, вздымает вверх руки. Палки болтаются на ремешках. Победа!

Это был нокаут! Уговаривал же Заслуженный тренер СССР по боксу Геннадий Кокошкин (трехкратный чемпион СССР, между прочим) Алябьева еще в середине 70–х не переходить в биатлон, суля ему «стойкому и бьющему» блестящие перспективы в ринге. Но Анатолий уже взял в руки винтовку и начал готовить свой «олимпийский апперкот». Готовил долгих шесть лет, под руководством сперва Василия Хоружего, а позже — многоопытного Валентина Пшеницына. И когда час пробил, нанес разящий удар, открыв нашему биатлону эру новых побед.

Константин Бойцов, специально для Biathlonrus.com