Следите за новостями:

20 лет СБР. Глава 1. Февральская революция

Отложив все юбилейные торжества и празднества до весны, Союз биатлонистов России в поте лица отрабатывает очередной сезон: готовится к чемпионату мира, анализирует выступление резервистов, планирует финальный чемпионат России, ведет программы поддержки массового и детского спорта, креативит Гонку чемпионов и много еще чего. Отслеживая вместе с СБР все эти события, Biathlonrus.com не упустил ключевой даты — 26 февраля 1992 года, День рождения СБР! Впереди — серия юбилейных материалов, воспонимания от первого лица, уникальные фото и архивные документы. А в сам день рождения — первая глава исторических хроник главной биатлонной организации страны, первые шаги которой были не такими уж уверенными.


Союзу биатлонистов России 20 лет. Точная дата рождения известна и документально подтверждена — вот документ. Известно и место рождения — город Ижевск, ДК «ИЖМАШ». Именно там 26 февраля 1992 года состоялась Учредительная конференция Союза биатлонистов России на которой представители примерно 30 территорий (всего собралось около 70 человек) приняли предложенный инициативной группой Устав СБР, а вместе с ним и признали главенство в отечественном биатлоне новой организации. Правда изучение некоторых фактов и подробностей знаменательного события оставляет впечатление, что инициаторы революционного, по сути своей, события плохо представляли себе, во что это в итоге способно вырасти, а их потенциальные оппоненты попросту проигнорировали возможность что-то предпринять. Впрочем, обо всем по порядку, как рекомендовал классик нашей спортивной журналистики Лев Филатов.

Государство с названием Советский Союз официально прекратило существование 26 декабря 1991 года. Для отечественного спорта (как, впрочем, и всех прочих административно-хозяйственных структур) это обстоятельство означало необходимость реорганизации. Далеко не все помнят, но в процесс перехода от союзного к российскому в национальных спортивных организациях происходил неоднородно. Время было лихое и там, где было что делить, не обходилось без судебных тяжб (в Футбольном Союзе, например), а кое-где и до стрельбы дело доходило. Так или иначе выполнялось указание в образованного незадолго до распада СССР Госкомспорта РСФСР и Комитета по содействию олимпийскому движению при Правительстве России (создавался в авральном режиме в декабре 91–го). Обе заинтересованные организации возглавлял Василий Мачуга, он и был ответственен за скорейшую перерегистрацию всего советского наследия. Учитывалось ли мнение тогдашнего руководителя Госкомспорта СССР Виталия Смирнова, и председателя Всероссийского олимпийского комитета Владимира Васина? Было ли вообще этим заслуженным работникам спорта в этот момент дело до биатлона, объективно сказать трудно. Впечатление такое, что не было. На вершине Российского Олимпа в тот момент был свой передел — до частностей ли тут? Тем более, во французском Альбервиле уже в феврале проходят зимние Олимпийские игры, да и летняя Олимпиада в Барселоне не за горами. На эти игры наша страна делегирует делегации под флагом пяти колец и с названием «Объединенная команда».

Итак, в феврале 1992 года (с 9 по 23 - чтобы быть точным) все сильнейшие биатлонисты страны находятся в Альбервиле. Там же тренеры сборных команд (включая Александра Васильевича Привалова), председатель Федерации биатлона СССР Виктор Федорович Маматов, наш представитель судейского корпуса Вадим Иванович Мелихов — весь цвет, одним словом. Объединенная сборная биатлонистов не подкачала! Евгений Редькин, Анфиса Резцова, Светлана Печерская, Елена Белова, наши мужская и женская эстафетные команды… Два золота, два серебра и две бронзы — вот с какими трофеями возвращались из Альбервиля наши стреляющие лыжники. А в это самое время…

В это самое время в Ижевске проходит чемпионат страны — не все ведь на Игры поехали. Вот на этом самом чемпионате (еще СНГ) собирается инициативная группа. Кто в ней? В ней тренеры и спортивные работники спортобществ и российских (тех что еще год назад назывались РСФСР) структур: Дмитрий Алексашин, Евгений Новиков, Юрий Камазоров, Анатолий Колесников и Гарий Кремер. Именно им поручено организовать и провести учредительное собрание новой российской общественной спортивной организации. Устав СБР готовит ее нынешний вице-президент Дмитрий Яковлевич Алексашин, а на должность первого президента Союза биатлонистов предлагается Евгений Петрович Новиков. Из присутствующих на Учредительной конференции он единственный пользуется известностью в мировом биатлоне (уже 20 лет является судьей международной категории). И Устав и кандидатура президента принимаются единогласно. Из отсутствовавших на тот момент членов олимпийской спортивной делегации (могли ли они успеть с 23 до 26 февраля из Альбервиля в Ижевск — вопрос, пусть не риторический, но наивный) в первый Совет СБР утверждается Александр Привалов, который, однако, отказывается войти новую структуру и вскоре уезжает из России работать со сборной Польши.

Могли ли отсутствовавшие на Учредительном собрании опротестовать его итоги? Могли ли настаивать на том чтобы СБР был создан на основе Федерации биатлона СССР? Очевидно, могли! Но почему-то не стали. Кто-то занял выжидательную позицию — пусть, дескать, там наверху решат что да как. Другие, выбирая между должностями в биатлоне и в спортивных организациях более крупного ранга, выбрали второе (Виктор Маматов предпочел место вице-президента Олимпийского комитета России).

Был, конечно, еще момент международной политики. Тогдашний Международный союз современного пятиборья и биатлона (UIPMB) волен был решать — признавать ему СБР или не признавать. Ресурс влияния имелся вроде бы огромный: ведь с 1988 по 1992 президентом UIPMB был знаменитый советский пятиборец Игорь Новиков. Однако, сам Союз, объединявший под одной юридической крышей два вида спорта к тому моменту уже трещал по швам. Биатлонное крыло UIPMB, ведомое Андерсом Бессебергом, уже провело свой первый сепаратный Конгресс в Лахти и уже собирала делегатов на первый выборный Конгресс. До российских ли политических коллизий тут было? Проще было просто не замечать происходившего в России. Когда в 1993 году в Лондоне был образован Международный союз биатлонистов (IBU), в состав его исполнительных органов были избраны Виктор Маматов (первый вице-президент), Александр Привалов (комитет по развитию), Вадим Мелихов (технический комитет) — все те люди которые не имели к образованию СБР практически никакого отношения, если не считать таковым непротивление процессу.

Устав Союза был зарегистрирован Министерством юстиции РФ лишь в декабре 1992. Юридическим адресом СБР был Тушинский проезд, д. 5 (там располагалась СДЮШОР), а офис находился на Фрунзенской набережной. Тесная комната на 4 человека. Бюджет нулевой. Легитимность условная. Сборная сама по себе, СБР сам по себе — функции достаточно формальные, рычаги влияния практически отсутствовали. Чемпионаты страны, да право подписи на списках сборных команд, что подавались наверх. Главная задача этого времени — выжить. После Олимпиады 1994 (пока самой урожайной в нашей биатлонной истории) стала очевидна необходимость каких-то конструктивных шагов, а бесславный чемпионат мира 1995 эту очевидность лишь усилил. И тут на авансцену вышел Александр Тихонов. Ему предстояло править российским биатлоном больше десяти лет, и на тот момент первая страница новейшей российской истории биатлона была перевернута. Устав СБР, протоколы первых собраний, путанные и противоречивые воспоминания участников и лучшая Олимпиада в истории — все что мы можем прочитать на той самой первой странице.

Потом были непростые годы становления, многократных доказательств того что Россия по праву называется правопреемником знаменитой биатлонной школы СССР. Были головокружительные взлеты и сокрушительные поражения, моменты потрясающего единодушия и скандалы на весь мир — чего только не повидал наш биатлон за эти 20 лет!

В юбилейный год мы постараемся как можно более полно рассказать вам об этом. Исторические портреты и рассказы от первого лица, уникальные фотографии, архивные документы и исследования — все это вы сможете увидеть на и прочесть на официальном сайте СБР в год 20–летия.

…Часто ли, глядя на младенца в колыбели, можем мы угадать его судьбу? Часто ли, провожая в школу первоклассника, способны понять: кем будет этот человечек лет через 20? Вот и сейчас, изучая первые месяцы и годы существования СБР, удивляешься: как просто и наивно все начиналось у дитя, который в итоге вырос в одну из сильнейших спортивных федераций страны!

Константин Бойцов, специально для Biathlonrus.com
Теги: