Без винтовки. Наталья Сорокина

Призер двух чемпионатов мира Наталья Сорокина готовится к новому сезону вместе с командой Мордовии. Павел Копачев специально для Biathlonrus.com узнал все о трудностях перехода, тренировках Пихлера и фэйсбук-активности самой разговорчивой российской биатлонистки.

Гипс, Мордовия и эмоции

Чем сейчас занимаюсь? Лечусь и параллельно тренируюсь. Июньская травма меня, конечно, выбила из ритма. Только приступила к подготовке и вылетела почти сразу на месяц. Все случилось в Москве на велотренировке – одно неудачное движение, разрыв связок голеностопа, гипс, реабилитация в больнице. Как выписалась, делала специальные упражнения – закачивала стопу. Сейчас уже чувствую себя намного лучше, но нога эпизодически беспокоит. Хожу в специальном фиксаторе – и, видимо, сезон в нем тоже начну.

Я вот подозреваю, слишком рано бросилась в бой. Наверное, стоило чуть побольше отдохнуть: все-таки в прошлом году прилично нагрузились. У кого-то организм молодой и восприимчивый, у кого-то – более опытный, не так быстро «тянет» объемы. Вот я, видимо, как следует не восстановилась. Сейчас придется работать по ускоренной программе, чтобы подойти в хорошей форме к летнему чемпионату России.

Для меня главная новость: с нового сезона я буду выступать не только за Питер, но и за Мордовию.  Я бы хотела объяснить, почему это важно. Так получилось, что я осталась, по сути, на самоподготовке. А впереди Олимпиада. Чтобы вернуться в сборную, мне необходимо показать достойный результат. И, естественно, очень важны рабочие условия. Я не могу сказать, что в Питере их нет, но, так получилось, что мне лично в Мордовии предложили условия на порядок лучше.

Мы поговорили с президентом питерской федерации Дмитрием Васильевым. И он, в принципе, сразу сказал, что не против такого варианта. Но регионы долго договаривались, решали технические вопросы. И я какое-то время находилась в подвешенном состоянии, толком не тренировалась, не получала зарплаты, а время-то шло. Ситуация никак не разрешалась. В общем, накипело, и в прессе я, прямо скажем, наговорила лишнего. На эмоциях слишком грубо высказалась. Надеюсь, никого не обидела. По крайней мере, точно этого не хотела.

Я очень рада, что сейчас могу тренироваться и ни о чем не думать. Не скажу, что самоподготовка меня напрягала. Вовсе нет! Особенно в начальной стадии, когда только втягивалась в сезон. Но наступает момент, когда рядом очень нужно чье-то плечо. Спортсмен не может существовать сам по себе — важно смотреть на других, сравнивать свою готовность. А если нет ориентира – в беге, стрельбе – то, как себя объективно оценить?

В Мордовии все нравится. Мне, наверное, проще и спокойнее, чем в команде «А». Девчонки в сборной конкурируют даже на тренировках. С одной стороны, это правильно – каждый тянется друг за другом. С другой, на многие нюансы не обращаешь внимание. Вот, например, с Пихлером мы часто тренировались в парах. Кто-то идет на пульсе 150, а кто-то на 120 отдыхает. Режимы разные, но отстать, по сути, нельзя. Не всегда приходилось работать так, как удобно организму.

Море, слоны и песок

Я отдыхала с мужем в Паттайе. Там же, где Антон Шипулин с Димой Малышко. Читала, кстати, интервью ребят и мысленно возвращалась к отпуску. Удивилась, как мы с ними не пересеклись. Было бы здорово! Мы, например, замечательно отдохнули – две недели валялись на пляже, грелись на солнышке, купались в теплом море. Пассивно, спокойно – но для меня оптимально. Я сторонник несуетливого отдыха. Максимум могу прокатиться на «банане». Оживаю обычно к вечеру – ресторан, дискотека. В этом смысле в Таиланде хорошо: много русских – такое ощущение, как будто приехали в Сочи.

Я даже немного пожалела, что мы были ограничены во времени. А так с удовольствием бы сплавились по реке, посмотрели буддийские храмы, водопад, парк обезьян. А еще, говорят, слоны делают массаж хоботом – думаю, это круто! Надо обязательно еще раз съездить и все попробовать. Таиланд, правда, замечательное место. Всем рекомендую. Мы два раза были в Египте – не очень понравилось. А после той памятной истории с акулами – я туда ни ногой.

Ха-ха… Про фэйсбук знала, что спросите. Ну, мне вот как-то сразу понравилось общаться. Живо, интересно, свободно. В друзья добавляю почти всех. А вот «Вконтакте» стараюсь только избранных. В соцсетях я по вечерам отдыхаю – почитала, написала, посмеялась, и можно ложиться спать:)

Пихлер, нагрузки и незнакомые тренировки

Когда пришел Пихлер, он нам сразу сказал: готовимся на 3 года вперед. Конечно, я не ожидала, что сезон у меня, откровенно говоря, не получится. Но искренне надеялась, что тренеры дадут еще шанс. По одному неудачному году сложно делать серьезные выводы: каждый спортсмен заслуживает доверия. Я не буду скрывать: мне обидно. Пускай, даже прицепом, но всех девчонок, которые начинали работу в прошлом сезоне, можно было взять в команду «А». Вот если бы не получилось в этом году, то да, без вопросов, ушла бы сама. Не тяну два года подряд – уступлю дорогу молодым. А так… Ну ладно, а то опять кипеть начинаю:)

Лучше скажу, что мне на самом деле понравилось в работе с Пихлером. У него нет суеты. Даже если тренировка делится на три части – никто не бегает в паузе между упражнениями, все спокойно и размеренно.

И мы поверили Вольфгангу – наверное, впервые за долгое время так радушно приняли старшего тренера.

Все было в новинку. Новый подход, новый рельеф местности, которого в России просто не найти. Мы поэтому все межсборье проводили не дома, как раньше, а в Рупольдинге. Найти похожую трассу в Питере мне было невозможно. Где бы я каталась на велосипеде так, как этого требовал Пихлер? Да нигде! Но вот сейчас я понимаю, что, наверное, мы перестарались. Надо было уезжать домой, отключаться, восстанавливаться. А мы загнали себя сами – работа-работа-работа. С другой стороны, а как иначе? Пришел новый тренер-иностранец, всем все интересно.  Отдавались работе полностью, вкалывали с двойным энтузиазмом.

То, что не получилось, — расстроило, конечно. Хотя, оценивая год спустя, понимаю, что все было правильно. Наверное, нужно время, чтобы появился результат. Та же Хелена Экхольм не сразу побежала и выиграла Хрустальный глобус – три года в середняках барахталась. Другое дело, что в России не привыкли ждать.

Все эти разговоры: мол, Пихлер перегрузил команду – не слушайте. Мы и с Польховским тренировались много – перед Турином, помнится, выполняли не меньшую работу. Ну разве что между сборами спокойно и плавно отдыхали. Я вот думала, что мой опытный организм, привыкший к большой работе, быстро «переварит» новые тренировки. Но, видимо, незнакомые объемы не сразу отложились в мышечной памяти. Увы…

Чем так примечателен Рупольдинг? Там лесистая местность. И очень продолжительные подъемы с градиентом – мы ездили на велосипеде по 30–35 минут в гору. На равнине практически не работали. Совершали много полезных ускорений – не на короткие отрезки, как привыкли, а на 2–3 километра. Точно так же, я заметила, немки тренируются. А вот игровых занятий было мало – боялись травмы получить.

Ко всему привыкаешь. И к тренировкам Польховского, и к занятиям Пихлера, и к самоподготовке. Важно чувствовать свой организм и верить в свои силы. Сейчас нет таких специалистов, которые бы предлагали мини-нагрузки. Ни одна сборная не тренируется в экспресс-режиме. Все стараются выделиться, быть лучше.

Вместо P.S.

У меня столько всего в жизни было… Ой. Уже ничего не пугает. Я даже иногда думаю, когда все гладко, то и не получается. Такой вот я человек. Сама нахожу трудности, приключения:)

Цель, конечно, себе поставила. И несмотря на травмы, позднее начало сезона постараюсь отобраться на первые этапы Кубка мира. Я очень хочу вернуться. Скучаю без большого биатлона.

Я, вы знаете, оптимист по жизни. Никогда не унываю. И, считаю, все испытания посланы нам неспроста. Важно – не сломаться и достойно их пройти.

Павел Копачев, специально для Biathlonrus.com