Следите за новостями:

Великие отечественные. Александр Привалов

Сегодня 80–летний юбилей празднует легенда мирового и отечественного биатлона, первый советский призер Олимпийских игр по биатлону Александр Привалов. В этот день чемпионы мира и Олимпийских игр, его ученики и близкие друзья вспоминают самые яркие эпизоды неординарной жизни великого спортсмена, тренера и просто человека с большой буквы!

Владимир Барнашов, олимпийский чемпион-1980, государственный тренер России по биатлону

Имя Александра Васильевича Привалова было постоянно на слуху, как только начал заниматься биатлоном – в 1974 году. Он был гуру, как спортсмен и как тренер. Первый призер Олимпийских игр в истории, пятикратный чемпион СССР. Лично познакомился с ним в 1976 году в Мурманске на «Празднике Севера». Я выиграл тогда гонку, он подошел ко мне, мы поговорили немного. Потом меня включили в состав сборной команды, где вместе проработали семь лет.

Слово «тренер» не совсем подходит Александру Васильевичу. Для нас, спортсменов, он был другом, товарищем, отцом. Он не ограничивался только тренерским процессом, а вникал в жизнь каждого из нас, помогал, поддерживал. От него всегда исходила невероятная доброта, неважно — ругал он или хвалил. В нем никогда не было негатива.

Перед эстафетой на Играх в Лейк-Плэсиде, когда определялся состав, он поговорил отдельно с каждым спортсменом, а потом со всеми нами вместе, где расписал все задачи на каждый этап. У нас тогда была, говорю без преувеличения, невероятная команда, сплоченная, дружная. Мы все были уверены в себе и друг в друге. Конечно, это заслуга нашего тренера!

Один из ярких моментов нашей тренерской работы – Олимпийские игры в Калгари 1988 года. Первые две гонки, по тем меркам, наша команда провела неуспешно – два серебра и одна бронза. А тогда очень сильна была команда ГДР, представитель которой — Франк-Петер Рёч — выиграл золото в индивидуальной гонке и спринте. И перед эстафетой, решающим стартом для нас, Александр Васильевич сделал подробный аналитический расклад, посчитал что-то, прикинул и сказал, что немцев мы победим. В итоге так и получилось – наша сборная завоевала золото в эстафете, опередив ГДР больше, чем на минуту. А ведь в Калгари ему пришлось работать под тяжелейшим психологическим прессом – после индивидуальной гонки, где у нас было серебро Валеры Медведцева, шли разговоры, чтобы убрать Александра Васильевича с поста главного тренера. Стоит отдать ему должное, что он никогда не переносил на нас, своих помощников, эти проблемы с руководством.

Сейчас Александр Васильевич является членом экспертного совета Минспорта РФ, куда входят специалисты по разным направлениям. Кто-то отвечает за науку, кто-то за медицину. А вот таких специалистов как Александр Васильевич, Виктор Федорович Маматов, которые владеют всем в комплексе, почти нет. От них исходят конструктивные предложения, а не критика. Их опыт и сейчас очень помогает в работе со сборными командами.

В день рождения хочу пожелать нашему любимому гуру биатлона, конечно, здоровья! Крепкого, богатырского здоровья на долгие года!

Александр Тихонов, четырехкратный олимпийский чемпион (1968, 1972, 1976, 1980), 11–кратный чемпион мира

Привалов пришел на свой первый сбор, как старший тренер, ровно в тот день, когда я пришел на свой первый сбор, как спортсмен. Вот так лучший тренер XX века и лучший биатлонист XX века начали работу в сборной команде. Впервые я его увидел в 1966 году на Спартакиаде народов СССР в Свердловске. Я его сразу заприметил – он очень выделялся среди остальных. Высокий, статный, видный! Самый высокий биатлонист. Тогда биатлон был непопулярным видом спорта, но о Привалове, конечно, мы знали. Помню, как увидел его на фотографии, где он вместе с олимпийским чемпионом Олимпиады-1964 Володей Меланьиным на приеме в Кремле у Никиты Сергеевича Хрущева. Это фото мне сильно врезалось в память.

В те годы борьба шла между Приваловым и Меланьиным. В СССР равных не было Александру Васильевичу – он пять раз становился чемпионом страны, а вот на международных соревнованиях ему не везло. Не выигрывал чемпионаты мира и Олимпийские игры. В 1964 году в Инсбруке он был главным претендентом на золото Игр, но приехал туда перегруженным и, несмотря на то, что отстрелялся на ноль, стал только серебряным призером. Золото завоевал Меланьин.

Считаю себя счастливым человеком, что тренировался под руководством Привалова. Познакомились мы на сборе. Я был включен в состав национальной лыжной сборной, но, играя в футбол, травмировал ногу. На сбор к лыжникам я не попал, решил поехать в Отепя, где в то время были биатлонисты. Александр Васильевич увидел меня и говорит: «Чего дурью маешься, пойдем постреляем». На стрельбище я выбил пять из пяти, и он предложил всерьез перейти в биатлон. Вот так лучший молодой лыжник, сибиряк с Урала, как меня называли, ушел в биатлон.

Я всегда звал его Саня. У меня в семье дед всегда говорил: «Не навеличивай!». И все остальные дико ревновали, мол, как ты можешь так к нему обращаться, он же великий спортсмен. У него прозвище было Мякуха – по характеру был мягкий, всегда шел на компромисс, не давил авторитетом. Александр Васильевич всегда был душой нашей команды.

Помню случай: на сборе собрался нарушить спортивный режим – выпить коньяка и пойти потом погулять. Вот, лежу я в кровати в костюме, накрытый одеялом, на столе стакан с коньяком. Заходит Привалов, спрашивает: «Что это?». Говорю, что чай. Он берет стакан и выпивает залпом. Потом одергивает одеяло, кидает его и молча выходит из комнаты. Я лежу, как оглушенный, но с базы все равно в тот вечер ушел. Потом мы с ним на эту тему много говорили. Однажды после коллективного нарушения режима, он хотел выгнать часть ребят из команды. Но мы поговорили, обсудили все, что не стоит ломать жизнь ребятам из-за одного проступка. «Запретный плод сладок, поэтому давайте устраивать праздники, невозможно безвылазно сидеть на базе», — говорил я. У нас все было – и шашлыки, и походы в театр, кино, стихи читали, книги. То наше поколение было совсем другим – мы много чем интересовались, все время что-то читали, были образованными.

У нас были особенные отношения. Я часто гостил у него дома, помогал ему – как-то шифоньер собрал. В первую очередь он мне всегда был другом, а потом уже все остальное.

Жаль, что его и Виктора Федоровича Маматова отстранили от сборной. Говорят, что возраст уже не тот. А я так скажу: «Академиками и лауреатами Нобелевской премии становятся не в 17 лет. Посмотрите на Жореса Алферова, он стал лауреатом в 70 лет».

Александр Васильевич был и остается моим старшим братом, к которому я всегда готов прийти на помощь.

Виктор Маматов, двукратный олимпийский чемпион (1968, 1972), четырехкратный чемпион мира

Можно сказать, что я два раза знакомился с Александром Васильевичем. Впервые увидел его в феврале 1960 года на чемпионате СССР, где он стал победителем. Потом в автобусе все поздравляли его с успехом, и я тоже поздравил. Он всегда говорит, что на зарубежных стартах у него ничего не получалось, только у себя выигрывал. Пять раз становился чемпионом СССР. А его вечный соперник Володя Меланьин, наоборот, на международных соревнованиях побеждал. Трижды чемпионом мира был, в 1964 году стал олимпийским чемпионом, первым в отечественном биатлоне, а на чемпионатах СССР ему не везло. На том чемпионате я занял 16–е место, Меланьин – 17–е.

Меня в сборную долго не брали, говорили: «Зачем нам студент технического вуза из Сибири? Да, и не нужны нам новые люди». На Спартакиаде народов СССР, которая стала одним из последних стартов для Привалова в качестве спортсмена, выступил неплохо – занял третье место, при том, что выступал с травмированной рукой. Тогда меня взяли в сборную. Хотя я уже подумывал завязать со спортом. Учился в аспирантуре, работал.

Вот второе знакомство с Приваловым, уже настоящее, произошло позже, на сборе национальной команды. На первом сборе не было ни Привалова, ни Меланьина, а на второй Александр Васильевич приехал уже в качестве старшего тренера. Он всегда ко всему относился с юмором, никогда не кичился, что он тренер. Нас очень вдохновляла атмосфера в команде. В любой компании всегда был ее центром. Петь любил, причем не что-то напеть, а именно спеть – хорошо, душевно.

Помню была такая тренировка: бег 30 километров со стрельбой – кто кого укатает. У меня глаза горят, рвусь в бой. Привалов говорит: «А не рановато ли? Чемпионат мира еще не скоро». Отвечаю: «Нормально все, Александр Васильевич». Я ведь в сборную попал, когда мне 29 лет было – не мальчик уже, понимал, что делать надо. На том чемпионате мира выиграл гонку, в эстафете наша команда стала второй. Помню, расчет Александра Васильевича был такой: я и Коля Пузанов должны хорошо стрелять, а легкие Александр Тихонов и Ринат Сафин – быстро бежать.

Когда в начале 80–х было принято решение сменить главного тренера, предложение поступило мне возглавить команду. Я отказывался шесть раз, но в итоге ЦК КПСС назначил меня на эту должность. Александр Васильевич не обиделся. Напротив, он много помогал мне, поддерживал, зная все трудности этой работы. Честно могу сказать, что на нашей дружбе мое назначение никак не отразилось. Не было никаких разногласий, попыток подсидеть.

В 1987 году когда я уже был заместителем председателя спорткомитета СССР и надо было менять главного тренера, я сказал, что необходимо вернуть Привалова. Он очень хороший методист, тренер с огромным опытом и знаниями.

На Олимпийских играх в Калгари в планах стояла золотая медаль в индивидуальной гонке, но в итоге у нас было серебро. После гонки его сразу вызвали в штаб отчитаться. Набросились на него – отправить в отставку. Я на тех Играх был руководителем спортивной делегации. Говорю, что все будет нормально, у нашей команды есть отличные шансы выиграть. И Виталий Георгиевич Смирнов, председатель Комитета по физической культуре и спорту СССР, сказал: «Впереди еще две дисциплины. Не надо никого снимать, пусть оправдает доверие».

В спринте в планах значилась одна бронза, но наши ребята Валера Медведцев и Сережа Чепиков завоевали серебро и бронзу. А в эстафете сборная СССР разгромила команду ГДР, безоговорочного фаворита тех Олимпийских игр.

В середине 90–х годов новый президент Союза биатлонистов России Александр Тихонов, которого как раз воспитал Привалов, стал притеснять своего наставника. Видимо, в нем говорила обида за Олимпийские игры 1980 года, когда его Александр Васильевич не поставил на индивидуальную гонку. Привалов уехал в Польшу, где начал тренировать женскую команду. Он говорил мне: «Зачем оставаться в такой обстановке, когда меня не хотят видеть? Навязываться я не буду».

В Польше тогда биатлон почти не развит был, но благодаря таланту и силам Александра Васильевича он создал крепкую команду, которая прекрасно выступила на чемпионате Европы в Ижевске и выиграла все гонки. Однако даже после этого его в сборную не вернули.

Александр Васильевич – человек с непростой, но интересной и яркой судьбой. В общей сложности он руководил сборной СССР и России в течение 18 лет. Мы по-прежнему очень дружны, сейчас оба входим в состав экспертного совета Минспорта РФ, продолжаем работать на благо нашего любимого дела.

Луиза Носкова, олимпийская чемпионка-1994, чемпионка мира

Александр Васильевич – уникальный человек, мэтр отечественного и мирового биатлона. Помимо того, что он сам легендарный спортсмен, первый медалист Олимпийских игр и выдающийся специалист, он еще сам по себе прекрасный человек. Такие люди очень редко встречаются по жизни. Его отличительная черта – он всегда выслушивал тебя. Никогда не учил, а подсказывал. Это большая разница.

Он возглавлял женскую сборную на Олимпийских играх в Лиллехаммере. Тогда я отметила, что он очень простой человек, не старается давить авторитетом. Те Игры у нас как-то не заладились – в индивидуальной гонке и спринте медалей не было, и на эстафету особенно уже никто не рассчитывал, не рассматривали нас как серьезных соперников. Но у Александра Васильевича была потрясающая интуиция – он знал, что нужно сделать, чтобы команда выиграла.

Выбор состава на эстафету – задача всегда непростая. Кого-то включаешь в команду, а кому-то отказываешь. У нас в сборной все строилось на доверии. Если ты в команде – это значит, что тебе доверяют на 100%. И именно с этой мыслью я выходила на старт: мне доверяют, тренер поверил меня! По трассе я неслась, как на крыльях.

Очень хочу пожелать Александру Васильевичу здоровья! И чтобы на Олимпийских играх в Сочи наши биатлонисты взяли медали, выиграли на родной земле. Очень хочу, чтобы такой подарок они сделали Александру Васильевичу!

Анфиса Резцова, трехкратная олимпийская чемпионка (лыжи – 1988, биатлон – 1992, 1994), трехкратная чемпионка мира

Александр Васильевич – очень дотошный тренер. Начинал разбор моих ошибок в стрельбе всегда издалека. Говорил, как надо правильно стрелять, рассказывал всю теорию. Порой я даже забывала, с чего начинался разбор моей стрельбы (смеется). Давал очень много информации, но потихоньку я привыкла к его системе.

Как человек он такой жизненный, что ли. И рюмочку мог выпить, и спеть. Настоящая душа любой компании.

Перед Лиллехаммером я провела крайне неудачный сезон, и к олимпийскому сезону подошла не в идеальном состоянии. Стоял вопрос – брать ли меня вообще на Игры. Но Александр Васильевич меня отстоял, поверил в меня. Хотя на самих Играх на меня особых ставок не делали. В индивидуальной гонке я очень неудачно выступила, но, честно говоря, вся команда показала низкий результат. В спринте у меня не получилось, потому что накануне я просто перегорела. Слишком много думала о предстоящей гонке, и на самих соревнованиях ничего не получилось.

Насчет эстафеты было много мнений – кого ставить, кого не ставить. Меня даже не пригласили на собрание, где определяли состав. И потом я узнала, что четвертый этап предложили бежать Луизе Носковой, но она честно сказала, что не готова к такой ответственности и пусть бежит Резцова. Александр Васильевич согласился с этим предложением, сказал: «Она не подведет».

В самой гонке мы все хорошо бежали и стреляли, не скажу, что кто-то один был героем в команда. Вся наша команда была героем! Мы использовали все шансы, да и наши соперницы – немки – завалили гонку.

Александр Васильевич – уникальный тренер, хоть мне и не удалось с ним поработать долго. Одно время он тренировал полек, так они души в нем не чаяли. Все время кричали: «Саша, Саша!». Он для них был и тренером, и отцом, и другом, и педагогом. Знаете, он из таких людей, кто не только тренирует, но и сопли вытрет после неудачного выступления. При этом никаких вольностей спортсменам не позволял – дисциплина всегда была на высоте. Он очень хороший психолог. И сейчас все по полочкам разложит, что касается психологии, педагогики. С удовольствием проконсультирует, поможет, если надо.

В день рождения Александра Васильевича желаю ему здоровья. Здоровья, здоровья, здоровья! Чтобы дожил до 100 лет и всегда рядом были добрые порядочные, любимые и любящие люди.

Анатолий Алябьев, двукратный олимпийский чемпион (1980)

Я познакомился с Александром Васильевичем в 1974 году, когда я только начал заниматься биатлоном. Дело было в Мурманске. Он такой высокий, спокойный. Руководил неторопливо, четко, понятно.

В сборную я попал в 1978 году. Я по характеру спокойный, больших тренировок, как другие ребята, не делал. Барнашов, Аликин, Тихонов – все делали большие объемы, а я не мог. Тренеры пошли мне навстречу, хотя я новичок был, и я выполнял меньшие объемы. Вот такой индивидуальный подход был в команде. В спорте очень многое значит, когда тренер с понимаем относится к спортсмену.

Привалов всегда источал спокойствие и уверенность. За общим столом мог пошутить, анекдот рассказать. Он великий из великих, антиквар, как я его называю, и он не обижается (смеется).

На Олимпийских играх в Лейк-Плэсиде обстановка была очень напряженная – самый разгар холодной войны. Везде висели плакаты с лозунгами «Руки прочь от Афганистана», «Вы помойка». Нарисованный медведь, за которым стоит американец в ковбойской шляпе и рукой указывает ему — «вон из Америки». Нас предупреждали: бойтесь всяких провокаций. Но никаких инцидентов не было. Мы жили в олимпийской деревне, а тренеры в домике рядом, который специально сняли под Игры. По традиции за день до соревнований мы въезжали в этот домик, спали там и на утро стартовали. Помню как-то тренеры нажарили картошки с луком. Заходим в домик, а там запах такой! Вот такую обстановку создавал Александр Васильевич.

Предыдущие два чемпионата мира перед Играми сборная СССР провалила, и думали, что в индивидуальной гонке на Олимпиаде тоже неудачно выступим. Гонка проходила 13 февраля в пятницу, да еще и Игры по счету были 13–ми (смеется). Самочувствие перед стартом у меня было не очень. Привалов мне сказал: «Делай акцент на стрельбу». Несколько раз он мне это повторил. Три рубежа отстрелял на ноль, а перед четвертым один из наших ребят по сборной крикнул мне: «Если сейчас отстреляешь на ноль, то станешь чемпионом». Когда после гонки об этом узнал Привалов, то рассердился не на шутку. Таких вещей делать ни в коем случае нельзя! Ну, и на последнем рубеже после четвертого выстрела руки у меня затряслись и пятый я выцеливал 42 секунды. Моему сопернику немцу Франку Ульриху удалось сократить отставание, но победу я все-таки удержал.

У нас тогда была очень дружная команда. Говорили, что самая дружная сборная в Союзе, остальные нам даже завидовали. У нас был мушкетерский девиз: один за всех и все за одного. Накануне гонки мы ночевали в домике, рассказывали анекдоты, чтобы разрядить обстановку. На следующий день гонку выиграли – почти минуту привезли команде ГДР. А для Саши Тихонова эта победа стала четвертой на Олимпийских играх.

Считаю, что мне очень повезло встретить на жизненном пути Александра Васильевича. Тренеры – это ведь вторые родители. Мы и по сей день очень дружны с Приваловым. Он очень эмоциональный человек, все принимает близко к сердцу. Сейчас по ветеранской линии мы часто ездим на чемпионаты мира, Олимпийские игры и живем в одном номере. Так после какой-нибудь гонки просыпается среди ночи и ходит, ходит, потом говорит:«Толь, ты не спишь? Сейчас расскажу, почему сегодня не получилось». Я более спокойно отношусь, говорю, мол не повезло, в следующий раз лучше выступят. А он: «Какой не повезло! Надо работать, тренироваться». Он настоящий патриот биатлона, России.

У каждой медали в спорте две стороны – с одной стороны достижение и победы, с другой – остаться человеком. Именно тренеры делают из нас людей. Я всегда старался быть похожим на наших тренеров – Привалова, Пшеницына. Хотелось бы, чтобы молодые тренеры были достойны своих предшественников.

Хочу пожелать Александру Васильевичу здоровья, добра, благополучия! Пусть бережет себя, и чтобы за 100 лет прожил! 

Татьяна Папова, медиа-служба СБР. Фото - из архива Александра Привалова
Ссылки по теме: