Следите за новостями:

Улан-Удэ. Биатлон как предчувствие

Бурятия, начиная с июля, регулярно упоминается в новостных выпусках. Притом нередко как главная тема. Горят леса. Стадиону   « Снежинка» в Улан-Удэ, единственному в республике месту, устроенному для биатлона, пожар не грозил и не грозит, а потому про него за пределами республики практически никто не узнал и, быть может, никогда не узнает. Если в ближайшие пару-тройку лет не принять мер, есть вероятность, что даже о биатлоне в Бурятии обычный болельщик не будет знать — считает руководитель пресс-службы СБР.


Традиционными видами спорта у бурят во все года были – борьба, стрельба из лука и скачки. Для стрельбы из лука Бурятия – просто аномалия какая-то, как Северный Кавказ – для борьбы. В мире, может, и не сильнейшие лучники, но в России бурятам мало кто вызов может бросить – особенно в командных соревнованиях. Конечно, лук и прежде к биатлону не самое прямое отношение имел, а теперь – после расставания с арчери-биатлоном – и говорить нечего. Словом, если пристрастно изучить сайт Республиканского федерального агентства по физической культуре и спорта Республики Бурятия, где-то в глубоких недрах можно докопаться до РОО»Республиканская федерация биатлона». При этом профильной дисциплиной федерации значатся отчего-то лыжные гонки.

Лыжи, кстати, в Бурятии в большом почете еще скоро век. В истории советского физкультурного движения отдельной строкой стоит лыже-пеший переход Улан-Удэ (6045 км за 95 дней) – Москва, совершенный пятью девушками-спортсменками в 1936–1937 годах. Мемориальные доски в память об этом событии (этот рекорд дальности перехода для женщин никем до сих пор  не побит)  украшают центральные улицы республиканской столицы. Но вот биатлон…

В информационной базе СБР «Биатлон России» о Бурятии заполнено три строчки: 60 спортсменов, два тренера, Член Совета СБР… Пару лет назад доводилось также слышать – мол, приглашали в Улан-Удэ чемпионат Азии и еще что-то из региональных соревнований, да только все без толку. Словом – то ли есть биатлон, то ли нет его? – на многое предстояло ответить, вглядываясь сквозь дым пожарищ.

Внутренние святыни


Лыжная база «Снежинка» расположена прямо в черте города – до нее ходит общественный транспорт. Расположена она на территории лесопарковой зоны, хотя эволюция возникновения базы и лесопарка довольно загадочна и непонятна, как многое еще в буддистской философии, которой придерживается коренное население.

Сначала, наверное, была все же инициативная группа. Появилась она лет 15 назад и состояла из бывших спортсменов. Не биатлонистов (не было в Бурятии биатлона) и даже не лыжников. Но все в этой группе любили смотреть биатлон. До того любили, что, оценив его популярность среди подростков Улан-Удэ и собственные возможности, организовали территориальную федерацию. Поставив во главу угла принцип – все решать своими силами.

На сегодняшний день главной движущей силой бурятского биатлона является вице-президент федерации Сергей Федотов. Известный еще в недалеком прошлом легкоатлет-стайер (МСМК). Сергей последние 7 лет живет практически одним биатлоном, и именно благодаря его кипучей энергии и финансовым возможностям его друзей три года назад возникла лыжная база «Снежинка», на которой теперь регулярно занимается 70 детей и подростков. Здесь есть оружейка, раздевалки, неплохая роллерная трасса, стрельбище на 24 щита и даже добротный гостиничный фонд на 50–70 человек. Методической частью заведует Елена Думнова — чемпионка Европы и Всемирной Универсиады, единственная в Бурятии Заслуженный мастер спорта по биатлону. Матчасть и человеческий ресурс для этого имеется, а про административные препоны… Об этом ниже.

Вся территория базы «Снежинка» — частное владение. Обратите внимание на фотографии, а в особенности на то, что за забором базы свалка и хаотично построенные частные дома. Некогда такая вот неконтролируемая свалка занимала весь лес. Понемногу нынешнюю территорию базы удалось отвести под спортивный объект, перевести в собственность, очистить, облагородить и снабдить всеми теми признаками, по которым теперь ее можно отнести к разряду пусть и небогатого, но добротного спортивно-тренировочного комплекса. Добротного настолько, что по формальным признакам он вполне мог бы принять региональные юниорские соревнования или даже чемпионат Азии. Мог бы, но не принимает, поскольку уже много лет не находит общего языка с уже упоминавшемся федеральным агентством по физической культуре и спорту. Вдаваться в эволюцию их взаимоотношений, честно говоря, совсем не хочется – поскольку для развития и популяризации биатлона (в нашем случае – в регионе) все эти детали просто не должны иметь значения. То есть, если есть орган государственного управления спортом и признанная СБР региональная федерация, значит две эти организации должны и просто обязаны найти некие способы сотрудничества и области взаимных интересов. Иначе все это превращается в незаконную схему, которая хоть и может решать задачи, но никак не задачу популяризации и развития биатлона в стране.

Что характерно, почти три дня наблюдал я за тем, как идут занятия и как устроена жизнь на базе «Снежинка». Готов свидетельствовать, что занятия и распорядок дня и тренировок поставлены там серьезно и не вызывают (по крайней мере у меня – продвинутого неспециалиста) никаких вопросов. На базе маловато обслуживающего персонала, хозяйство испытывает финансовые трудности (а кто их сейчас не испытывает?), но комплекс работает, а то что его окружает – нет. Трамплин на фотографии – пример не самый удачный, но наглядный. Почему же — остается без ответа вопрос — биатлон на «Снежинке» существует и вместе с тем как бы и нет?

Всем буддистам России известно, что недалеко от Улан-Удэ находится одна из главных национальных святынь – Иволгинский дацан с нетленным телом Хамбо ламы Итигэлова (если кто не знает, но заинтересовался – рекомендую для общего развития почитать). Само тело Хамбо ламы – штука настолько редкая и уникальная, что стала поводом для регулярных международных конференций, а он еще и послания живущим шлет (их на конференциях обсуждают отдельным пунктом). Вместе с тем для подавляющего числа жителей России Хамбо лама Итигэлов – малопонятный персонаж, никак не касающийся их лично. Вот таков и бурятский биатлон – при ближайшем рассмотрении он, в том нет никаких сомнений, есть, а начнешь документы поднимать… Там и поднять-то нечего. И главным вопросом остается при таком раскладе, если есть у Республики Бурятия представитель Совета СБР, то отчего же за столько лет вопрос с легитимностью региональной федерации так и не был решен?

Первоначально вашему автору многое хотелось написать о сегодняшнем дне спорта в республике: пообщаться с меценатами, выяснить отношение к биатлону на самом верху руководства республики, остановиться на проблемах развития. Это желание и теперь не исчезло, но только нужно ли говорить о чем-то еще, когда не решен главный и самый принципиальный вопрос. Биатлон в Бурятии существует официально или на уровне «непризнанных образований» (прошу не искать параллелей с политикой) – как предчувствие?  

Константин Бойцов, медиа-служба СБР
Теги: