Сообщить о допинге

Главные новости

Алтайский рай

06/11/2014

Корреспондент Biathlonrus.com Константин Бойцов приехал на Алтай, чтобы взять юбилейное интервью у олимпийского чемпиона Игр-1994 Сергея Тарасова, но за три дня так не сделал этого. После чего написал пространную объяснительную записку о своем пребывании в нескольких тысячах километрах от Москвы. И тут уж право читателей – понять и простить его или нет. 

Аэропорт. Цель поездки



Алтай знаменит своей уникальной природой, энергетикой (тем – кто в это верит) и высочайшим процентом самородков-гениев (опять же, кто верит — что гении родятся сами по себе) на душу населения. Возьмем, к примеру, деятелей искусств (их многие помнят): Василий Шукшин, Валерий Золотухин, Роберт Рождественский, Иван Пырьев, Алексей Булдаков, Михаил Евдокимов, Александр Панкратов-Черный… А еще Михаил Калашников, космонавт №2 Герман Титов (его именем теперь аэропорт в Барнауле назван) и даже Раиса Горбачева. Листая биографические справки нельзя, кстати, не обратить внимания, что указанные в них места рождения – почти сплошь деревеньки, села, реже небольшие города. Конечно, известными и знаменитыми все эти люди становились уже уехав куда-то – свои алтайские корни вспоминая, в лучшем случае, в публичных выступлениях. И это, в общем, почти типичная история уроженцев российской глубинки – о которой жителям мегаполисов известно, главным образом то, что она есть.

Вот и алтайский биатлон. В первенстве края в последние годы принимало участие 10–15 человек. Между тем, в селе Староалейское (название района большинству из вас все равно ничего не скажет) родился почти уже полвека назад Сергей Тарасов. В Бийск переехала в самом начале 70–х семья Чепиковых, и именно в этом городе будущий двукратный олимпийский чемпион начал заниматься спортом. Вспомню еще двух ныне успешно действующих тренеров – Николая Савинова и Николая Князева. А еще Семинский перевал. О тренировках в этом месте – в мемуарах почти всех выдающихся лыжников и биатлонистов от 80–х и почти до нынешних поколений. Так все-таки биатлонный это регион или нет?

Полтора года назад алтайский биатлон возглавил Сергей Тарасов. Его Новосибирск уже окончательно своим считал, но Сергей Петрович вдруг «припал к истокам». Полгода назад Тарасов начал настойчиво звать приехать на Алтай – посмотреть на тамошний биатлон. Что смотреть и о чем писать – кроме как о чудной алтайской природе и славном вчерашнем дне – я не особенно понимал. А лететь четыре часа… Отчего тогда на Алтай, а не в соседние Новосибирск или Красноярск – флагманы отечественного биатлона? Но Тарасов не отставал – присылал электронные макеты проектируемых стадионов (мало я их видел в своей жизни), агитировал посетить в Белокурихе восстановительный сбор женской команды (не сложилось – у Королькевича изменились планы) и вообще…

Положа руку на сердце, скажу – лететь в Барнаул решил главным образом для большого интервью с самим Тарасовым. 15 февраля у нашего последнего пока «короля классики» юбилей, а в разгар сезона обстоятельно говорить с обладателем золотых медалей Олимпиады-1994 и чемпионата мира-1996 в индивидуальной гонке – сами понимаете…

Словом, никаких предвосхищений по поводу «положения дел в отрасли» – хотя и скептицизма тоже никакого. Заложил на командировку три дня – чтобы у радушного хозяина не сложилось впечатления, будто я единственно о нем поговорить прилетел, а его новое хозяйство интересует меня постольку поскольку. В итоге, биографического интервью у меня не вышло – хоть и общались мы все эти три дня практически от рассвета до заката.

День первый: спортивный зам, ворота поперек трассы, ДЮСШ-1929



Самолет из Москвы приземлился в Барнауле с восходом солнца. Тарасов сразу сказал, что в первый день программа расписана плотно и что уже в 9:30 мы должны быть у первого зама губернатора. «Во принимают на Алтае гостей из столицы!», – подумалось в первый момент. Все оказалось проще: Сергей Александрович Локтев был только накануне утвержден в высокой должности, и Тарасов просто счел неудобным оставить без личного поздравления человека, который, собственно, сагитировал его пару лет назад вернуться на родину и взяться за биатлон. Тем более что Сергей Александрович сам в прошлом биатлонист, а биатлонист биатлонисту, как известно…

— Есть полтора часа. Заедем по дороге на барнаульский биатлонный стадион. Видели где-нибудь железные ворота посреди трассы? Я вам покажу! – анонсирует олимпийский чемпион, выруливая из аэропорта. – Знаете, тут ведь в последнее время, главным образом, ветеранский биатлон развивался. Благодаря Локтеву, в первую очередь. Были какие-то деньги – ветеранская команда на соревнования выезжала, вплоть до чемпионатов мира. А на первенстве края, например, во взрослом разряде еще пару лет назад меньше десяти человек заявилось. Но Локтев меня приглашал не для развития одного только ветеранского движения – решением губернатора были открыты 10 отделений. С ними мне в первую очередь и поручено работать. Ведь откуда резерв всегда черпался?! Я за то чтобы детские секции не пустовали, чтобы стрельбища не только на бумаге были, чтобы стрелять учились подростки из нормальных винтовок, тренеры, чтобы дело свое хорошо знали… Я даже готов смириться с тем, что спортсмен подрастет и уедет куда-то в богатый регион – вроде Тюмени или Ханты-Мансийска. Но пусть в него будут заложены правильные навыки, и пусть он будет помнить – где начинал…

За этими, слегка сумбурными рассуждениями подъезжаем к лыжно-биатлонному комплексу Алтайского краевого училища олимпийского резерва. Биатлон в этом училище едва ли входит в тройку приоритетных. То есть стрельбище (пусть и на 20 установок), конечно, имеется. Вокруг даже угадываются очертания стартовой поляны и понятно где можно устроить штрафной круг. А вот трасса…

— Рельеф тут неплохой – учебная трасса могла бы выйти вполне себе, — показывает Тарасов. – Но вот видите ворота. Это территория спортивно развлекательного комплекса. Желающие могут приехать – пострелять и еще там немало чего. И так, знаете, удачно это частное предприятие здесь расположилось, что проложить трассу в обход его – просто никак. Сегодня никого там нет – ворота открыты. Завтра приедут гости, будет, например, корпоратив какой-нибудь – ворота закроют, тренируйтесь воспитанники училища как-нибудь за пределами ограды.

Впрочем, на стрельбище и сегодня, в будний день, никого. Чем заняты воспитанники училища олимпийского резерва? Возможно, изучают теорию.

Визит в администрацию Края, к Локтеву получился коротким – как, собственно, и предполагалось. Сергей Александрович заметил, что ближайшая зимняя Олимпиада пройдет в Корее, а следующая – в Китае или Казахстане. При таком календаре Алтай как минимум на ближайшие 8 лет мог бы стать тренировочной базой национального значения. Надо, конечно, потрудиться.

— Заедете по пути в Белокуриху и Бийск, а завтра на Семинский перевал и в Алтайское, ну а на последний день, собственно то, что в Белокурихе строится посмотрите – словно бы сверяя с Тарасовым собственное видение биатлонной карты края, раздает рекомендации Локтев.

Возражений, разумеется, нет, и дорога уже зовет – до Бийска полторы сотни километров.

Биологические часы напомнили о себе сразу по выезду из Барнаула. Разница с Москвой три часа и ночной перелет дал о себе знать. Проснулся я уже на въезде в Бийск – самый старый из городов края.

Бийск был основан по Указу Петра I в 1709 году. 220 лет спустя, уже при Советской власти здесь была построена средняя школа. Не гимназия – как до революции, а именно школа. Из камня в той школе – две стены да печи – остальное деревянное. Здание не перестраивалась ни разу – ни когда было общеобразовательным учреждением, ни когда было передано ДЮСШ-1. Однако внутри и вокруг этого «памятника деревянного зодчества» жизнь буквально бьет ключом.

— Занимаются 120 человек. Тренировки идут в три смены, — рассказывает директор школы, заслуженный тренер России, Владимир Ларин. – Снег сейчас слегка подтаял, но ребят это нисколько не смущает. Вон видите, в желтых гетрах паренек… Это Илья. Он все три смены катается. Ездили тут в Новосибирск – на «Кубок Анны Богалий» – он все что можно было по своему возрасту выиграл. Задор у парня просто сумасшедший. Я, признаться, уже беспокоюсь – он в обычную школу-то хоть ходит?

В комнатках с невысокими потолками тесновато, но места для всего хватает – раздевалки, душевые, комнаты для хранения лыж, тренажерные залы (весьма достойное оборудование), нашлось помещение и для музея, и для проживания.

— Сборы организуем своими силами. Ребятам в школьные годы выезжать лишний раз не надо, но чтобы все по-взрослому, с режимом дня, с выполнением всех процедур. У нас и баня хорошая построена. А на днях пункт проката и собственное кафе откроем, — не устает раскрывать перспективы Ларин. – Жена моя, Валентина Григорьевна, ради этого с пенсии обратно на работу вернулась. И не жалеет!

Школа, в которой начинал свой путь в большой биатлон Сергей Чепиков (а еще в ней работало пять заслуженных тренеров СССР и России, выращено с десяток МСМК по биатлону, лыжным гонкам и стрельбе) – место намоленное. Вчерашние воспитанники, сегодня активно помогают ДЮСШ-1 – кто деньгами, кто оборудованием. Все это производит совершенно потрясающее впечатление. Мало ли приходилось видеть вполне современных спортшкол и ФОКов, где детский спорт – случайный гость. В Бийске же впечатление такое – что находишься в пионерском лагере в разгар июльской смены.

— Ребята, вы сайт Союза биатлонистов России посещаете? – задаю вопрос шумной группе в синих комбинезонах с надписями «Биатлон» на стене.

— Конечно!

— Давайте-ка сфотографируемся все вместе – друзьям и родителям покажете! – и ребята и девчонки дружно сбиваются в кучку на фоне портретов Чепикова, Светланы Ишмуратовой, Анны Богалий, Ольги Зайцевой…

Из Бийска выезжаем ближе к вечеру – в компании Николая Князева. Тренер, работавший некогда с резервной сборной, нынче трудится с командой Сургута и уже через пару дней должен садиться на сборы в Ханты-Мансийске, но ради родного края – уплотнил собственный график и едет с нами в Белокуриху. Впереди ночлег и на легендарный Семинский перевал.

День второй: золотой рудник или «Платный туалет»



Первым олимпийским чемпионом по биатлону, целенаправленно готовившимся на Семинском перевале, был нынешний председатель тренерского совета СБР Владимир Барнашов. Потом счет пошел на десятки, а с учетом лыжников, возможно и к сотне приблизился. Снег здесь ложится рано, рельеф самый разнообразный, экология потрясающая – идеальные среднегорные условия в той части, за которую отвечает мать-природа. А вот все, что касается условий проживания и тренировок…

На воротах, выглядящих какой-то пародией на триумфальную арку (ворота есть, а забора нет) надпись «Госспорт СССР» — как символ времени, в котором осталось все здешнее спортивное хозяйство. Постройки, асфальт на том, что все еще называется роллерной трассой, стрельбище – все это с момента распада СССР только ветшало и теперь скорее сошло бы за спортивно-археологический музей под открытым небом. Целых 16 полуразвалившихся щитов на стрельбище пронумерованы в обратном порядке (слева-направо), умывальные комнаты в гостиничных корпусах – общего пользования, количество искореженных ржавых железяк на территории базы обеспечило бы работой среднюю плавильную печь как минимум на сутки.

При этом на Семинский перевал по-прежнему приезжают команды лыжников и биатлонистов из близлежащих территорий – ранний снег и среднегорье нужны всем, а полететь в Бельмекен или Рамзау способны немногие. Вот и работают. Мерзнут в продуваемых всеми ветрами гостевых каморках, рискуют собственными желудками в местной столовой (она тоже осталась в советской эре) – куют победы, как говорится, и приносят доход хозяину базы с очень биатлонной фамилией Мелихов.

К заслугам Мелихова стоит отнести то, что в 90–х база не перестала быть спортивной (охотников приватизировать ее хватало). На этом перечень заслуг, собственно, и заканчивается – поскольку в настоящий момент база, на которой были подготовлены десятки побед, представляет собой… Ну вот вам пример. На повороте с федеральной трассы, рядом с указателем «Учебно-тренировочный центр», пристроился объект с гордым названием «Платный туалет». И это очень верная аллегория, скажу я вам.

Когда сей очевидный факт дойдет до министерства спорта республики Алтай, на чьем балансе формально находится «Семинской перевал», не скажут даже горные духи. Как не говорят они о том, каким образом несколько лет назад выгорели сотни гектаров кедрача (сейчас на его месте убогий горнолыжный спуск) и для чего построен неотапливаемый спортивный зал? Уникальный спортивный объект, память наших спортивных побед, превращается в руины, и этот факт отчего-то совершенно устраивает десятки и сотни чиновников! А что – в России такого добра навалом (я чиновников имею в виду).

Менее чем в сотне километров от Семинского перевала, в селе Алтайское второй год возводится биатлонная база. Возводится по причине прекрасного местоположения и уникального климата (горы защищают от ветра и циклонов – даже, когда кругом мороз под 30, то в Алтайском – 15–17 градусов), губернаторского гранта и неиссякаемого энтузиазма Константина Тырышкина. Тырышкин – директор местной спортшколы и вообще пружина деятельности. При активном содействии главы района Виктора Коршунова, расчистив за полтора года территорию для стартовой поляны, стрельбища и проложив трассы, он уже установил 30 щитов и через год намерен принять здесь юношеские краевые соревнования. Сейчас, когда начинаются морозы и земельные работы приходится приостанавливать, он энергично решает вопрос с гостевой базой – будущим участникам соревнований, а также воспитанникам создаваемого здесь интерната надо ведь где-то жить. Один гостиничный домик уже действует и не пустует никогда, но дело только начато.

При этом Тырышкин не строит наполеоновских планов и не ждет в Алтайский национальные сборные и даже Кубок России. Человек решает «вопрос территории» и в этом своем стремлении он бесконечно прав. Сейчас, в ноябре, он разрабатывает маршруты многокилометровых кросс-походов, в которые гости базы будут отправляться следующим летом. «Что будет лет через пять на Семинском и что в Алтайском?» – вопрос из числа риторических.

День третий: вроде «Россия», а вроде альпийский курорт



Первый опыт восстановительного сбора в Белокурихе предпринимался еще в конце 80–х, юниорской командой Хованцева и Польховского. С тех пор комплекс санатория «Россия» стал в полном смысле живительным источником для массы спортсменов и мало-помалу начал перерастать из базы для восстановления в базу для тренировок. По крайней мере, директор санатория Федор Елфимов твердо настроен превратить его в таковой. Мало сказать, настроен – уже проложены и подготовлены к асфальтированию километры роллерной трассы, проведены все земельные работы на стрельбище (пока на 16 установок, но можно и «подрасти»), оборудована комната для хранения оружия.

— Мне и всему коллективу нашего санатория приятно ощущать причастность к победам российского спорта, — искренне рассказывает Федор Егорович. – Когда в победном олимпийском телерепортаже прозвучали слова о том что «восстановительный и лечебный сбор спортсмены проходили в Белокурихе» – так это праздник всего нашего санатория был. Когда у нас тут находилась группа лыжников спринтеров (Крюков, Панжинский, Петухов), Никита Крюков при всех сказал мне: «Наконец-то у нас есть все, что нужно!». Знаете, ради таких слов стоит жить и работать. Мы не пытаемся заработать на сборных командах – все, что получаем, и даже много больше вкладываем в развитие и расширение спортивной базы – нам дорога причастность к спортивным успехам родины. Там, где есть спортивные успехи – есть и остальные, ведь это наша общественная репутация, которую не купишь за деньги. А биатлонный комплекс… Если нас поддержат бюджетными средствами – мы завершим строительство через два года. Если не поддержат – через четыре. Но мы сделаем это!

Главное ощущение от пребывания в «России» — так это то, что это не вполне Россия, к которой все мы так привыкли (в том числе и с точки зрения ценообразования). Ощущение, что находишься на каком-нибудь современном альпийском курорте, рассчитанном на людей решительно любого достатка.

Едем на «заимку» – экологическое поселение на 400 метров выше санатория. Путь длиной в десяток километров тоже отлично подходит для кроссов и велосипедных тренировок. Одним из преимуществ Белокурихи (да и большинства алтайских баз) является отсутствие комаров и слепней – те, кто отрабатывал летом стрельбу под аккомпанемент назойливых насекомых, это особенно оценят. Сама «заимка» – некогда заболоченное и заросшее лесом плато. За несколько лет здесь расчистили территорию и горную реку, на месте болота появилось проточное озеро, проложены дороги, выросли красивейшие деревянные корпуса, домики, банные комплексы, горнолыжный склон, пасека. Все построено настолько органично и красиво, что снова забываешь, где находишься, какое на календаре число и день недели (ни один сотовый оператор здесь не ловится и это, скорее плюс, чем минус). О том, что ты все еще в России, сообщает один только гусеничный трактор, еще советской сборки. О лечебном и спортивном эффекте, которого можно добиться здесь (я весь комплекс имею в виду) – можно только догадываться.

Добавьте ко всему рассказанному еще огромный лечебный корпус «России» с полным набором восстановительных процедур (бассейны, SPA, бани, лечебные ванные, самые современные спортивные тренажеры и кабинеты психологической разгрузки, современнейший спортивный зал) – дух захватывает. Что можно добиться, тренируясь в Рамзау, Оберхофе, Бейтоштоллене – хорошо известно всему миру. Чего можно добиться здесь – по-настоящему до сих пор не знает никто – даже первый помощник Елфимова Виктор Заподойников.

К середине дня, прошедшего за изучением «России» –  этого города в городе – накапливается усталость, а пьянящий своей чистотой воздух буквально валит с ног и смыкает веки…

Аэропорт. Объяснительная

Три дня на Алтае пролетели как один. Я не сумел взять юбилейного интервью у Тарасова. То есть мы почти все время о чем-то говорили – о природе, о лечебных свойствах здешних растений, трав и минералов, о строительстве и упадке тренировочных баз (во всей России), о путях организации детских школ, о сборной… А потом оказалось, что у меня через пару часов самолет на Москву. Я дописываю эти строки и думаю – как много я уже написал и как, увы, мало успел рассказать из того, что видел и знаю теперь. Посмотрите фотогалереи – в них немало любопытного. А интервью с Сергеем Петровичем Тарасовым мы, конечно же, сделаем – поскольку человек столь выдающегося прошлого и столь интересного настоящего хранит еще массу совершенно эксклюзивной информации, не для одной лишь юбилейной беседы. Как, впрочем, и его родина – Алтайский рай.



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры