Главные новости

Болеть по-русски

21/05/2012

Отметив вместе с Союзом болельщиков биатлона седьмой день рождения, Biathlonrus.com вызвал на откровенную беседу семерых представителей СББ и расспросил их о главной спортивной привязанности в жизни. О разнице между болельщиком выезжающим и интернетным, минусах популярности биатлона и причинах преданности Круглову и Ярошенко – в характерных монологах поклонников биатлона со стажем.

Елена Сулькова, 39 лет

— Биатлон и лыжи я смотрела вместе с родителями с детства. Но это было неосознанно. А вот болеть я стала после туринской Олимпиады. Стала искать что-то в интернете и зацепилась. Нашла форум СББ, сначала читала, потом зарегистрировалась. Потом собрались на совместный просмотр какого-то этапа. Потом уже начали ездить. Ну и, конечно, первый выезд очень запомнился. Мечта стала реальностью. Конечно, людям из регионов сложнее собраться и выехать на соревнования, но я считаю, нужно только захотеть.

— Те, кто реально прикоснулся к биатлону на соревнованиях, более терпимы. Остальные болельщики более категоричны. Если ты видел спортсмена лично, то ты уже относишь к нему совсем по-другому, как к своему знакомому. Когда они для тебя абстрактные фигуры, то не ощущаешь, что этот человек для тебя чем-то важен. У меня на работе создали отдел, и оказалось, что все мы в отделе болеем за биатлон. Но все делают это по-разному: я езжу на биатлон, кто-то смотрит гонки в интернете. Как-то во время трансляции на работе мы на полную громкость смотрели биатлон. Комментарии очень различались. Кто не ездил, те могли сказать о спортсмене: «Ах, ты, такой-сякой… нехороший человек!», а я наоборот защищала биатлонистов. Просто когда ты вживую все это видишь, ты ощущаешь, каким трудом все это достается.

— Когда я только зарегистрировалась на форуме, то мне все это казалось нереальным – выезды, встречи со спортсменами. Первым, кого я увидела вживую, был Дима Ярошенко. Он на «Майской лыжне» вышел к болельщикам и общался, раздавал автографы. А происходило все под проливным дождем! Он все посматривал в зону спортсменов, делал шаг в ту сторону, но болельщики делали шаг вместе с ним. В какой-то момент он смирился, и в итоге провел с нами минут 40. Очень приятно всегда, когда спортсмены находят время для своих болельщиков. Похожая история была с Николаем Кругловым. Тогда еще совсем немного времени прошло с момента, когда я зарегистрировалась в форуме, и мы приехали на встречу с Николаем. Я задала несколько вопросом и самой не верилось, что так запросто можно пообщаться со спортсменом, за которого ты болеешь!

Андрей Юрков, 22 года

— Начал смотреть биатлон, наверное, с Олимпиады в Турине. Мне нравятся циклические виды спорта – лыжные гонки я иногда смотрю. Но биатлон, конечно, более интересный вид спорта, более привлекательный для зрителя, непредсказуемый. Болельщиков на биатлоне за эти годы стало больше. Я вижу больше новых людей, которых я раньше не знал. Мы знакомимся и общаемся, мы стали больше собираться вместе. Кричалки вот есть, на биатлоне флаги растягиваем. Я помню у нас в 2008 году в Хохфильцене был здоровый флаг – классно получилось.

— Всем известно, что несколько лет назад у нас плохо болели в Ханты-Мансийске. И на наших спортсменов кричали очень обидными фразами. Но сейчас, насколько я знаю из общения со спортсменами и болельщиками, приближенными к спортсменам, такого стало меньше. Появилась культура боления. Стали много сами выезжать. Я знаю, что СБР помогает, дает бесплатные билеты, помогает с проживанием. Это, конечно, большой плюс. Из-за этого болельщики больше выезжают, больше сопереживают. Такая помощь очень важна для обычного болельщика.

— Самым ярким событием до сих пор остается выезд в 2008 году в Хохфильцен. Я в первый раз увидел спортсменов. Впервые сфотографировался тогда, впервые увидел бешеную биатлонную атмосферу. Запомнилось тогда особенно награждение в городе, где люди собираются и спортсменов награждают на сцене. Помню, как спортсмены спускались на сцену по веревке с какого-то здания. Видеть все это вживую здорово.

— Чтобы сохранить популярность, биатлону нужно меняться. На мой взгляд, нужно вводить суперспринт. Такое уже есть в лыжных гонках. Суперспринты можно проводить в городских условиях, собрав побольше аудиторию. Это вызовет больший интерес у телеканалов. Суперспринты более зрелищны, там выше скорость, борьба острее. Правда, нужно будет придумать что-то с винтовкой, потому что это опасно. Я думаю, будущее биатлона за телевидением и спонсорами – если биатлон, например, сможет выйти на более крупные каналы – «Первый», «Россию-1». Чемпионаты мира уже транслируют на них. Может быть, и Кубок мира когда-нибудь начнут. Было бы здорово.

Тимофей (odyssey8), 39 лет.

— Я пришел на биатлон после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити и осел в нем на официальном сайте Ольги Зайцевой. Там подобралась серьезная публика — на нем не было никакой попсы или случайных людей. С самого начала им заведовала сестра Ольги Зайцевой и по совместительству ее личный тренер Оксана Рочева. Она никогда не жалела время на действительно сложные и интересные вопросы. На рубеже 2003–2006 годов болельщики были другими — больше внимания уделяли статистике, техническим подробностям, знали правила. Вопросы спортсменам задавали продуманные, интересные. Короче, биатлон не путали с футболом – не просто кричали, а жили им действительно. Оказалось, что популярность – это палка о двух концах. В биатлон все чаще приходят люди, которые включили телевизор, поболели, и ушли.

— Интернет-болельщик – это болельщик с промытыми мозгами. Его взгляды очень сильно зависят от взгляда авторов тех или иных статей, которые он успел прочитать, точнее начитаться ими. Суждение такого болельщика необъективно. Он видит только то, что ему показали. Именно поэтому, когда я смотрю ветки некоторых форумов известных и популярных ресурсов, то все чаще там появляются совершенные неадекваты. В футбольной ветке половина постов сразу же удаляется модераторами – это нормально. Но теперь такое частенько появляется и в биатлонной ветке. Бывают такие посты, которых там не должно даже быть. Не должно быть оскорбительных отзывов с последними словами в адрес спортсменов. Такое может быть в футболе, но биатлон – это совершенно другой вид спорта. Это циклический вид спорта, он требует совершенно другой подготовки. Это не командный вид. Чтобы выступать на соревнованиях, спортсмен вынужден пройти тяжелый изнурительный курс предсезонной подготовки. Кто хоть раз видел своими глазами, хотя бы одну тренировку, язык не пошевелиться такое сказать. У многих болельщиков есть возможность поприсутствовать на тренировках спортсменов в своих регионах, пускай это и спортсмены не первой сборной. Пожалуйста, путь открыт. Нет такого, что кого-токуда-то не пускают.

— Я никогда не критикую спортсменов за поражения. У меня просто нет на это морального права. Надо видеть, какой ценой спортсмены добиваются быстрого хода, чтобы иметь возможность выступать за сборную. Ребята, оденьте пару лыж и хотя бы разок заберитесь конечком на горку без остановки. Я могу сказать, что спортсмены главной или второй сборной не заслуживают такой критики за то, что что они проиграли соперникам. И уж тем более нельзя критиковать за якобы нечестную игру, которую никто не видел в глаза. «Раз Даша Домрачева бежит вслед за Нойнер, то значит она сидит на фарме» — так дела не делаются. Если у вас есть доказательства, то выкладывайте их на стол. Болельщики со стажем себе таких высказываний не позволят, а новые — увы — сплошь и рядом.

Ирина Мазина, 41 год

— Сегодня очень сильно изменился контингент на выездах. Прибавилось молодежи, которая начала смотреть биатлон в 2008–2010 году. Эта молодежь менее думающая и больше эмоциональная. Для таких болельщиков приоритетом стали эмоции от победы или поражения. С одной стороны, эмоции – это хорошо, с другой – если вдруг случается поражение, мало кто способен его проанализировать. На эмоциях просто сыплется повальная критика и гнев.

— Те, кто выехал на соревнования хоть один раз, побывав в этой атмосфере, все воспринимает по-другому. Те, кто смотрит биатлон по телевизору — посмотрел, порадовался, и на этом все. После того, как болельщики съездили на биатлон, то они потом еще встречаются, разговаривают, подводят итоги этапов, они начинают жить биатлоном. А еще не выезжающий болельщик злее реагирует на поражения, потому что он никогда не видел людей в живую. Когда ты видишь вживую, как спортсмен падает после финиша, то начинаешь поддерживать его. А когда посмотрел по телевизору и все, то много просто остается за кадром – ведь, по телевизору, как правило, не показывают глаза и слезы тех, кто проиграл.

— Мы их всегда проигравших жалеем. За первых радуемся, а всех остальных не критикуем, а жалеем. Совершенно неважно, какой он национальности. Когда мы начинали болеть, то болели только за русских. А сейчас уже совершенно неважно, если пришел первый – классно. Порадовались за победителя, пожалели проигравших. Жесткой критики у нас уже нет. Мы смотрим, как они нарезают круги на закатке после завершения соревнований. Проигравшие и победившие, вместе. Это тяжелейший труд.

— Дальнейшая популярность биатлона зависит от спортсменов — если у нас будут победы, то и популярность будет расти. От неудачных сезонов популярность будет падать. Мы же не в Германии, где популярность биатлона держится на пенсионерах. Там фан-клубы живут годами, крепнут и никуда не денутся. У нас же фан-клубы – это молодые мальчики и девочки, которые теряют интерес также быстро, как и находят. Начнет проигрывать их спортсмен или команда и они перестанут болеть. А еще очень важно, как пройдет Олимпиада в Сочи. Если на Олимпиаде будет «Ух!», то и биатлону в стране всегда будет почет и уважение!

Евгений Леонов, 40 лет

— Биатлонный болельщик — в меру фанатичный. Здесь не переходят грани, как в других видах спорта. Мне как раз нравится, что тут спокойно относятся и к своим командам, и к чужим. Нет такого – один плохой, а другой хороший. Все хорошие. Правда, в последнее время стало много таких болельщиков, у которых все, наоборот, плохие. Если честно, я этого не понимаю. Легко рассуждать, сидя на диване в теплой комнате в домашних тапках. Прежде чем критиковать, попробуй сам хоть раз встать на лыжи.

— Конечно, когда любимый спортсмен выигрывает, радости нет предела. А когда проигрывает… Бывает обидно за спортсмена, неудобно за него. Чувствуешь, что он переживает внутри. От того, чтобы его раскритиковать обычно останавливает понимание, что сам ты лучше не сделаешь.

Татьяна Прусакова, 34 года  

— В выездах цепляет атмосфера и спортсмены. Это то, чего никогда не получишь у телевизора. В 2007 году в Контиолахти зацепила Наташа Гусева. Простотой и общительностью. Я понимала, что к звездам тяжело пробиться. В общем, ни на что особенное не рассчитывала, но выбрала момент и подошла к Наташе. В итоге она протащила меня через кордоны всякие, провела в домик, расписалась на бипе и подарила его. Оказалась очень простым, приятным и общительным человеком.

— Раньше на телевидении из биатлона была только Олимпиада, а Кубок мира практически не показывали, что уж говорить про российские соревнования. Сегодня биатлон можно посмотреть где угодно – от интернета до центральных каналов. Причем, даже российские соревнования. Отсюда и популярность растет. Биатлон сейчас очень сильно распиарен. Это одновременно и хорошо, и плохо. Болельщиков много. Они разные, а думающих мало.

— Дело не в том, что думающие – хорошо, а просто болельщики – плохо. Нет. Просто когда вокруг биатлона появилось много просто интересующихся, таких вот эмоциональных болельщиков, которые не способны проанализировать, тогда каждое поражение стало очень больно восприниматься. Много негатива стало вокруг биатлона. И с этим ничего не поделать. Я вот сама занималась спортом. Я могу понять, где спортсмен не доработал, а где – сделал все, но не получилось. Но ведь большинство людей, которые смотрят сегодня биатлон по телеку, никогда даже тренировку не видели. Чем больше пиара, тем больше непонимающих людей. А чем больше непонимающих, тем  больше эмоций на пустом месте.

Яна Кузьмина, 32 года, лидер СББ

— Наш первый выезд был в 2006 году в Контиолахти после Олимпиады. Ехали в темень, в глушь, выезд делали на коленках… Было все непонятно — как проходить границу? как везти народ? куда мы вообще едем?! Это было сумасшествие. В Конти в итоге кроме нас никого не было. Когда финны поняли, что к ним приехали русские, они на следующий же день подсуетились и все ценники перевели на русский язык.)) Сейчас приятно, что Контиолахти самый популярный этап. Русские в выходные приезжают из Карелии или Питера и говорят: «Мы тут посмотрели биатлон по телевизору, увидели, что вы тут стоите и приехали.»

— У болельщиков, которые ездят на соревнования, другой угол зрения. Эти болельщики видят, какой огромный труд стоит за каждой гонкой. Когда ты на соревнованиях, то ты живешь настоящими живыми эмоциями, для тебя важен не всегда результат, а то как человек идет по трассе, то, как поддерживают спортсмена, то, какие эмоции он переживает после финиша. Все это заводит. У тебя есть возможность реально оценить и пережить каждую секунду. В том числе и ту, что осталась за кадром у телевизионщиков. Интернет-болельщик – это человек, который сидит перед телевизором, и кричит: «Они все лохи! Не умеют стрелять и бегать! Посмотри, как он мажет. Зачем он биатлоном занимается?» Эти люди не могут оценить ситуацию изнутри. Для них главное результат. Интернет-болельщики формируют свое мнение на мнении окружающих. Где-то написали то, где-то это. Отсюда больше негатива. Еще негатив появляется от неспособности проанализировать. Сегодня среди болельщиков много молодежи, которой нужны только победы. Они не понимают, что такое спорт. Мы в свое время занимались спортом. Когда ты думаешь, то анализируешь. А молодежи нужен сиюминутный результат, им нравится улыбчивые мальчики и девочки – не важно лидер она команды или нет, хороший спортсмен или не очень. Для молодежи не важно, какие результаты показывает спортсмен или спортсменка, главное чтобы были красивые и улыбчивые.

— Наверное, самое глобальное, что со мной произошло, это когда мы создали Союз болельщиков. Потому что это было в новинку и необычно. Сидя в кафе за столом мы решили, что можно попробовать объединиться. Простые болельщики, у которых вдруг осуществилась мечта — на нас обратили внимание, нас услышали и получился диалог. Мы поняли, что мы нужны. Естественно, что из тех, кто начинал, мало кого осталось. Жизнь расставляет приоритеты – кто-то уходит в семью, кто-то в работу. Но для всех нас биатлон по-прежнему — большая привязанность.



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры