Сообщить о допинге

Главные новости

Диалоги о рыбалке

07/10/2010
Если на очередной тренировочной базе сборной есть озеро или река, рано или поздно на берегу появится Анатолий Хованцев. Тренер женской сборной, в межсезонье вернувшийся в Россию из Финляндии, не представляет своей жизни без удочки, но большую ее часть пока посвящает биатлону. История отъезда и возвращения, таинственный финский характер и путеводитель по дикой семге — предвкушая старт очередного сезона, biathlonrus.com продолжает знакомство с новым тренерским штабом главной команды страны.
 
«Я всегда хотел вернуться»


— Вы много лет провели в Финляндии, но вдруг вернулись обратно. Получили неожиданное предложение?
— С Михаилом Прохоровым мы встречались еще в прошлом году. Решение было совсем непростым. Можно же было просто доработать в Финляндии до пенсии, но, честно говоря, для себя я согласился на переезд еще в прошлом году. После окончания сезона мы встретились с Сергеем Кущенко, обсуждали возможность работы в качестве консультанта, но Владимир Барнашов сразу предложил взяться за женскую сборную.


— Домой тянуло?
— Да я никогда и не скрывал, что хотел бы вернуться домой и работать в России. Но больше перевесила тяга не к дому, а к семье, которая у меня в Москве. Сын взрослый уже - в армии сейчас служит, жена работает в центре спортивной медицины.


— Общаетесь с родными в скайпе?
— Конечно, но и не только с ними. Бывшие подопечные обращаются за советом, помогаю им составлять тренировочный план, подсказываю какие-то рабочие нюансы. Это ребята не из биатлонной элиты, поэтому часто спрашивают совета. Хотя в финском клубе есть один очень талантливый парень.


— Практически на каждом сборе вас можно застать c удочкой. Это тоже багаж из Финляндии?
— Да, рыбалку я люблю, но в ней для меня нет никакого спортивного интереса — важен сам процесс. Активно рыбачить я начал в Финляндии. Любил поудить в Монио недалеко от тренировочного центра, как-то даже поймал семгу на 5 кг! Если у меня появлялась неделька между сборами, всегда старался выехать на рыбалку. Иногда получалось, что я на реке рыбачил в течение четырех-пяти дней. Процесс затягивает с головой!


— То есть рыбу из вашего улова шанс попробовать будет?
— Если удастся в Финляндию на сбор в следующем году заехать, обязательно угощу! Другой рыбой кормить вас не рискну. В Финляндии есть волшебные места, где можно попробовать поймать дикую семгу. То, что вы покупаете в магазинах, как правило, выращено в искусственных условиях. Эту рыбу легко узнать — у нее хвост тупой, потому что она в маленьком пространстве живет и хвостами бьется. Дикая семга не такая — хвост у нее длинный, острый, и мясо совсем другое на вкус. Рассказываю вам и понимаю, что по той рыбалке крепко соскучился. Прошедшим летом так по-серьезному и не порыбачил — пришлось полностью погрузиться в тренировочный процесс.


«Сейчас у сборной есть все, что нужно»


— После нескольких месяцев в сборной уже можете сказать, что поменялось с момента вашего отъезда?
— Я уехал в 98-м году. Могу сказать, что условия для работы сейчас созданы такие, о которых в те времена мы и не мечтали — команда обеспечена всем необходимым. Думаю, что в этом плане у российской сборной конкурентов нет. Я общаюсь с тренерами многих сборных и единственным исключением, пожалуй, является немецкая. Они больше сами по себе держатся, те же французы постоянно жалуются на нехватку бюджета.


— За счет чего тогда именно французам удался такой блестящий прорыв в Ванкувере?
— За счет правильного выбора плана подготовки. Перед Олимпиадой в Турине я работал со сборной Украины, мы тренировались параллельно с французской командой и я обратил внимание на их подход. После предолимпийского этапа Кубка мира в Антхольце они разъехались по домам, где тренировались индивидуально, а потом собрались на сбор всего за две недели до старта: поработали на высоте 1800 метров и сразу спустились в олимпийскую деревню. Расчеты оправдались — в Турине физически французы выглядели очень здорово!


— В целом много общаетесь с иностранными коллегами?
— Не могу сказать, чтобы очень. До некоторых известных событий сохранял хорошие отношения с Вольфгангом Пихлером. У нас с ним были схожие взгляды на многие вопросы, касающиеся внутренней кухни IBU, мы в паре выступали от имени тренеров на заседаниях Международного союза. Не так давно норвежская федерация приглашала на стрелковый семинар. Конечно, это полезное общение.




«Спать по 3 часа? Удивления у нас это не вызывало»


— Говорят, в 90-е тренеры сами готовили для спортсменов лыжи. Участвовали в этом процессе?
— Конечно. И удивления эта практика не вызывала — сервисной группы у нас никогда не было. Готовили лыжи не только на этапах Кубка мира, но и на Олимпиаде. Впервые человек, ответственный за подготовку лыж, поехал с нами в 98-м году в Нагано. А до того тренерам приходилось ложиться спать в третьем часу ночи, через 3 часа вставать и снова заниматься лыжами. Перед сном их надо было полностью очистить, а утром парафинить и подбирать смазки. Тогда на этапах Кубка мира выступало по восемь россиян, каждый из которых вез с собой по три пары лыж. Вот и считайте.


— Зато теперь можете сосредоточиться на тренерской работе.
— И это здорово! Расскажу, как было раньше. Мы работали в сборной в паре с Валерием Польховским. Когда за час до выхода спортсменов на старт начиналась пристрелка, необходимо было снимать с лыж порошок. Польховский бежал заниматься лыжами, я в это время уходил на стрельбище. Иногда кто-то из тренеров приезжал, помогал нам, но обычно все делали вдвоем. Учитывая погоду, приходилось готовить по две пары, заранее просчитывая варианты. И даже в таких условиях удавалось опережать спортсменов из более благополучных команд! Сейчас на сборах работы меньше не стало, просто появилось больше возможностей. Хотя нас Сергеем Коноваловым и назвали тренерами по функциональной подготовке и по стрельбе соответственно, это не значит, что мы занимаемся только одним. Приятно работать в команде, где настолько развита взаимозаменяемость. И хорошо, что именно сейчас мы начали задумываться о преемственности поколений. Я считаю, что в 91-м году мы потеряли нашу отечественную школу тренеров и сейчас только начинаем формировать институт национальных команд: возродили юниорскую сборную, есть молодежная команда. Так и формируется лестница, по которой идут специалисты.




«При работе с девушками главное — искренность»


— Как сверхопытный человек, вы уже можете говорить о собственном тренерском секрете?
— Сейчас я бы не стал говорить о какой-то успешной карьере. Да, были хорошие результаты с юниорской командой и позже с национальной, успехи в Финляндии, но мое главное богатство — это все-таки опыт. За годы работы уже удалось накопить в голове какие-то схемы, определенный алгоритм подготовки. При этом необходимо идти в ногу со временем, следить за изменениями. Меняется инвентарь, соревнования все чаще проводятся на искуственном снегу, преображается техника конькового хода.


— Финские спортсмены сильно отличаются от наших?
— Не сильно. У них своя мотивация и свой подход. Я очень много думал над тем, уезжать или нет, но у меня был серьезный стимул — хотелось доказать, что разработанное мной направление развития вида спорта верно. Расскажу одну показательную историю. Как только приехал в Финляндию, состоялось общекомандное собрание, после чего я захотел поговорить с каждым спортсменом лично. Приходит лидер сборной команды Веса Хиеталахти. Я ему говорю о том, что надо сделать упор на силовую подготовку во время тренировок — он мне в ответ говорит, что не собирается плясать под мою дудку и будет готовиться так, как привык. Только через два месяца после начала тренировок Веса и Пааво Пуронен пришли ко мне и выразили от имени команды доверие, заявив, что с того самого дня будут выполнять все мои указания. Кстати, с девочками борьба продолжалась дольше. Они привыкли тренироваться не слишком интенсивно. Кто-то приезжал на сбор с опозданием, кто-то уезжал раньше других. Я пошел на хитрость и договорился с федерацией, чтобы на следующий сбор спортсменки ехали за свой счет. Только тогда они поняли, что ради себя работают, что не столько федерации нужен их результат, сколько им самим. После этого не было ни одного нарушения дисциплины. В преддверии Олимпиады все средства хороши.


— Значит, именно в Финляндии научились хитростям при работе с девушками?
— Можно сказать и так. До Финляндии-то я не имел опыта работы с женским коллективом, хотя в свое время помогал российским девушкам, которые пытались перейти из лыжных гонок. Если говорить о сегодняшнем дне, то я очень доволен атмосферой внутри команды, причем не только отношениями со спортсменками, но и тренерским коллективом. На собраниях у нас не бывает перепалок — кто-то говорит о функциональной подготовке, кто-то о технике передвижения, кто-то о стрелковой подготовке. Мы можем предлагать свои идеи, но никто свои амбиции во главу угла не ставит.


— Говорят, что работа с женщинами — это вообще высший пилотаж для тренера.
— Доля истины в этих словах есть. Девушки более восприимчивы и более ревнивы, чем мужчины. Ребята более адекватно воспринимают авторитарный подход. Конечно, им тоже нужно объяснять и раскладывать каждую деталь по полочкам, но они все же более восприимчивы. Девушки всегда хотят чувствовать искренность. Если за их спинами что-то обсуждать, то к хорошему это точно не приведет — нужно постоянно быть открытым. Иногда острые моменты, возникающие в процессе тренировки, приходится сглаживать шутками. Авторитарный метод работы для них не подойдет, да и сам я не сторонник принуждения. Если кто-то сегодня неважно себя чувствует, то он может подойти к тренеру, объяснить ситуацию, и его поймут. 


— А если часто будут говорить, что неважно себя чувствуют, придется прибегнуть к хитростям, испытанным в Финляндии? 
— Нет, сейчас не та ситуация. Я вижу, что в этой команде все работают с пониманием своих целей и задач. Не только девочки, но и парни постепенно начинают по другому мыслить. Более отвественно, наверное, и более целеустремленно. 


Мария Байдина
Пресс-служба Союза биатлонистов России


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры