«Cпорт-экспресс» и колумнист Biathlonrus.com Евгений Дзичковский вспомнил непростые рабочие будни немецкого тренера в минувшем сезоне и задумался — а как сам немец нашу околобиатлонную действительность воспринимает? В попытке посмотреть на минувший сезон глазами старшего тренера женской сборной Евгений Дзичковский от лица Вольфганга Пихлера рассуждает о загадочной душе русского тренера, новых именах в женском биатлоне, пристальном внимании к команде, а также о тернистом пути женской сборной к медалям в Сочи.

"/> ДУМАЙ, ВОЛЬФГАНГ, ДУМАЙ!

Главные новости

ДУМАЙ, ВОЛЬФГАНГ, ДУМАЙ!

17/04/2012

Перечитав тонны критических комментариев в адрес Вольфганга Пихлера, выслушав оценки и мнения экспертов, обозреватель «Cпорт-экспресс» и колумнист Biathlonrus.com Евгений Дзичковский вспомнил непростые рабочие будни немецкого тренера в минувшем сезоне и задумался — а как сам немец нашу околобиатлонную действительность воспринимает? В попытке посмотреть на минувший сезон глазами старшего тренера женской сборной Евгений Дзичковский от лица Вольфганга Пихлера рассуждает о загадочной душе русского тренера, новых именах в женском биатлоне, пристальном внимании к команде, а также о тернистом пути женской сборной к медалям в Сочи.

«Оттоптались на мне все, кто мог, доннерветтер. Пихлер такой, Пихлер сякой, шарлатан залетный. Пригласили, заслушали с умными физиономиями, недовольство высказали. У них так принято, у русских: соберутся в кучу, вызовут одного на трибуну и пилят, грызут, размазывают по стенам. Был бы партбилет, -  что я говорю, майн Гот! -  отобрали бы к чертям собачьим.

Поставили за сезон «неудовлетоворительно». Двойку, значит. Ладно, переживу. В Германии, между прочим, — не самая плохая оценка.

Хотя на душе муторно, чего говорить. Когда ввязывался в весь этот ферфлюхтер, думал, в сказку попал. А выходит пока по-другому. Сижу вот в Рупольдинге, гляжу в окно. Весна буянит. Радости никакой. 

Сын недавно приезжал со своей герлфренд. Она вьетнамка. И дочка с парнем наведывались. Ей 21, «парню» 37. Британец. Посидели, поболтали по-английски. Баварская семья, шайсе!

А до предсезонки — рукой подать. Значит, опять муки выбора. Хорошо тренеру «Мюнхена-1860», за который я немного болею: есть слабая позиция – надо искать замену, идти к президенту, просить-требовать. Нет замены? И результата нет, с тренера взятки гладки. А я пойду, допустим, к Сергею или позвоню Михаилу: кого они мне найдут? Зато результат им вынь да положь.

С методиками проще, тут выбирать не из чего. Нагружу опять по полной, пусть знают, что такое биатлон по Пихлеру. Кто не справится – до свидания,  выжившие летать будут, пташки. Многие ли выживут? Надеюсь, все, кто пройдет через ад вторично. Нагрузки хорошо ложатся на прошлогодний фундамент, это я на шведках обкатал. Русские фройляйн из того же теста. Пусть плачут – меня не волнуют слезы. Меня волнуют медали. Без них в России работать невыносимо, без них я чувствую постоянное давление.

Больше тренировок, айн-цвай, больше мышц, драй-фир, больше доставленного к ним кислорода, фюнф-зекс! Вот только где взять новеньких, черт подери?! Мне нравится фамилия, которую я долго учил: «Под-чу-фа-ро-ффа». Но что будет, если нагрузить по-пехотному ее, а заодно и Галич? Могут затрещать по швам. Про нынешних тоже ходили слухи: скачущим коням в горящих избах спуску не дадут. А потом оказалось – не все мою жуть поняли и приняли. Что ж я, страшней коня, что ли?

Ищи, Вольфганг, ищи, думай, Пихлер, думай!  Сергей обещал полный анализ выступлений резерва: кто, где, когда, за сколько. Но тут протоколами не обойдешься, с тренерами бы поговорить. А тренеры… Интересные они, русские тренеры. И те, кто хотел бы быть тренером, но почему-то не стал, еще интереснее. «Пихлер  — зло! – кричат.  – Другого надо ставить!». А кого другого? Разве за мной очередь из тех, кто хоть раз признавался лучшим тренером мира? 

Я мужчина с заслугами, в биатлоне давным-давно, постиг многое. Да всё почти, кроме русской души! Ошибся, пожалуй, нагрузив всех девочек одинаково, но что я мог сделать, получив на руки не мной сформированную и почти незнакомую команду? Кроме того, я ведь и в 57 лет готов учиться! Посмотрю с десяток новеньких, гибко обработаю «стареньких». Можно спорить о том, какой я тренер, но ведь некоторые говорят, что я вообще не тренер! Как услышу — сильно завожусь и чувствую постоянное давление.

Девчонки мои умницы, всех люблю. Но русские должны признать: те, кто выглядел долгие годы супергонщицами, на самом деле просто хорошие спортсменки. Люди, которые с радостью лишили бы меня партбилета, думают, что Пихлеру дали бриллианты, а он не в силах заставить их сверкать. Ну, тогда пусть кто-нибудь громогласно скажет: «Я сделаю это лучше. У немца в команде восемь Магдален Нойнер: он их гробит, а у меня они с подиума не сойдут!». Есть такие в России? Нет, не гонщицы — тренеры есть? Чтобы вот прямо так сказали – и сделали?

Таких нет не только в России – в мире. Есть те, которые готовы попробовать. А до Олимпиады – всего полтора сезона. Готовы ли русские, делающие на Сочи огромную ставку, в который раз пробовать? Я свое в прошлом году отпробовал, знаю, каков он на вкус, этот брецель. А те, другие, знают, что такое — тренировать восьмерых на глазах у 140 миллионов? Они согласны стать частью тренерского многоугольника, который в русском биатлоне почему-то называется вертикалью?

Готовы ли, наконец, мои потенциальные сменщики заявить на весь мир: «Моя команда в допинговом смысле абсолютно чиста?» А я готов! И заявляю при любой возможности. Потом, бывает, страдаю. Встретил как-то старину Зиберта, хотел донести до него эту простую мысль. Он не понял, обиделся, пришлось извиняться…

Ладно, не впервой. Да и не главное это. Куда важней, что русские биатлонистки в Сочи будут чище снега! И обязательно с медалями, не сойти мне с этого места!

Хотя нет, сойти… Брат-бургомистр пригласил на ужин. Схожу, развеюсь немного. Может, полегчает».



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры