В интервью официальному сайту СБР Иван Черезов вспоминает в подробностях свой лучший сезон в карьере, радуется растущей популярности биатлона и объясняет перестановки в тренерском штабе сборной.

"/> Иван ЧЕРЕЗОВ: «В новой системе подготовки есть возможность для прогресса»

Главные новости

Иван ЧЕРЕЗОВ: «В новой системе подготовки есть возможность для прогресса»

09/06/2010

В интервью официальному сайту СБР Иван Черезов вспоминает в подробностях свой лучший сезон в карьере, радуется растущей популярности биатлона и объясняет перестановки в тренерском штабе сборной.

Иван, начнем с актуального перестановки в тренерском штабе вас удивили?

– Михаила Ткаченко и Валерия Медведцева я знаю уже очень и очень давно. Ткаченко тренировал в Ижевске, когда я только начал заниматься биатлоном. Затем он был директором нашего комплекса, заместителем Министра спорта Удмуртии, тренировал молодежную сборную России, сборную Мордовии. Этот человек прошел все ступени от тренера до руководителя и знает биатлон досконально. Валерий Медведцев был учеником Михаила Ткаченко. Думаю, огромным плюсом является их давнее знакомство, и они смогут создать гармоничный тренерский тандем.

Полностью удовлетворены прошедшим сезоном?

– Сезон оцениваю с точки зрения результата на Олимпиаде. Из Ванкувера мне удалось привезти медаль, поэтому в целом сезон, считаю, для меня получился удачным. К сожалению, не удалось на Играх завоевать медаль в индивидуальных дисциплинах, но от этого эстафетная бронза еще ценнее.

А третье место в общем зачете Кубка мира?

– Я доволен своим итоговым положением в общем зачете. Сезон начинался неимоверно тяжело для меня, я был вне первой десятки, а лидирующая тройка отдалялась от меня. В какие-то моменты стал думать, что догнать лидеров мне не удастся, но после Олимпиады поставил перед собой цель максимально собранно завершить сезон и целенаправленно готовился к последним этапам Кубка мира. 



Показалось, что на постолимпийских этапах Кубка мира вы выглядели сильнее, чем в Ванкувере.

– Нет, считаю, что к Олимпиаде мне удалось подойти в хорошей форме. Просто после Игр у многих спортсменов пошел спад, а я в этот момент постарался удержать форму на том же уровне, поэтому и смог показать результат. Кроме того, спало психологическое напряжение после Олимпиады, выступал раскованно, с уверенностью в своих силах.



Какой этап Кубка мира считаете самым удачным в сезоне?

– Наверное, Холменколлен. Потому что там была очень сложная очная борьба в пасьюте с Эмилем-Хегле Свендсеном и мне удалось одержать победу. И это при очень сложных погодных условиях: скольжения никакого, грязь на трассе, метель.



Победа в борьбе ценнее безоговорочного выигрыша?

– Раньше я очень не любил уходить на финиш с кем-то в паре и выяснять отношения в очном противостоянии. В последние два года появилось другое желание – теперь мне нравится бороться в финишном створе с соперниками, выжимать из себя последние силы, когда уже, казалось бы, резервов никаких нет. После финиша бывает плохо, буквально до тошноты, но сознание того, что ты смог, перетерпел, переборол себя, радует и придает уверенности в своих силах.

Этот сезон по всем показателям стал для вас лучшим: третье место общего зачета, победы на этапах Кубка мира, бронза Олимпиады. Теперь можно ставить себе цель бороться за Большой хрустальный глобус?

– Думаю, бороться, конечно, можно. Но для этого нужно добавлять в подготовке, так как для итоговой победы необходимо быть в хорошей форме на протяжении всего сезона. Нужна очень четкая совместная работа с тренерами. Это другой подход, который мы еще не испытывали. Я не могу быть уверен на 100 процентов, но, мне кажется, в условиях новой системы подготовки есть возможность для прогресса.

– Насколько вообще для вас важны этапы Кубка мира на фоне Олимпиады и чемпионата мира?

– Я рассматриваю этапы Кубка мира как соревнования, на которых ты должен самосовершенствоваться. А на Играх и чемпионатах мира необходимо показывать себя с наилучшей стороны в течение короткого времени. Здесь нужно собрать все силы в кулак и выстрелить.

Если поставить на весы победу в общем зачете Кубка мира и медаль чемпионата мира, что перевесит?

– Для меня это абсолютно две разные вершины. Я знаю, что для страны гораздо важнее выступление на чемпионате мира. В то же время общий зачет Кубка мира показывает профессионализм спортсмена – здесь необходимо давать результат на протяжении нескольких месяцев. При этом на чемпионате мира и Олимпиаде повышаются шансы выиграть медаль у спортсменов, которые считаются классом ниже лидеров. Здесь можно стать героем по итогам одной гонки.

Какая медаль вам дороже, серебро Турина или бронза Ванкувера?

– В Турин я приехал в возрасте 25 лет. Меньше осознавал, больше плыл по течению. Сейчас я уже могу прислушиваться к своему организму, делать какие-то самостоятельные выводы. В Ванкувере я был уверен в себе, знал, что тренеры меня поставят на все гонки. Но, если говорить о медалях, то ванкуверская медаль для меня более дорога, нежели туринская. Здесь уже все было осмысленно, по-настоящему пережито.

По ходу прошедшего сезона вас устраивали взаимоотношения с тренерами?

– В плане организации работы сборной, ее обеспечения условия были созданы великолепные. Новая команда, которая сейчас руководит биатлоном, во главе с Михаилом Прохоровым в кратчайшие сроки постаралась вникнуть во все биатлонные темы. Нам создали комфортные условия для работы. Что касается тренерского состава, то здесь у нас были некоторые разногласия и недопонимания. Но мы говорим об индивидуальном спорте, где каждый спортсмен является личностью и имеет свое мнение на любой счет. У тренеров также находятся свои доводы. Главное, чтобы между тренером и спортсменом был диалог, тогда можно рассчитывать на успех. 

Был ли этот диалог в прошедшем сезоне?

– Где-то был, а где-то и нет. 

После отказа Максима Чудова от роли капитана многие прочили вас на это место. Есть желание?

– Капитанство у нас – это общественная должность. Кроме дополнительной ответственности этот пост мало что дает. Думаю, на данный момент мы можем обойтись и без капитана. Мы в команде способны общаться друг с другом и иметь какое-то общее мнение. Сегодня есть, например, один спортсмен, который показывает наилучший результат и пользуется интересом у журналистов. Вот именно этот лидер и может выражать мнение команды. Завтра будет другой спортсмен, ради которого будут собирать пресс-конференции. Затем уже этот человек сможет сказать за коллектив.



Вы уже наверняка проанализировали свои результаты в прошедшем сезоне. Будете во время предсезонки что-то менять в индивидуальной подготовке?

– Хотелось бы прибавить как в стрельбе, так и в лыжной подготовке. Но тренировочный план буду обсуждать с новым тренерским коллективом: объясню свои доводы, выслушаю их мнение. Я считаю, что индивидуальный подход необходим. Чем опытнее становится спортсмен, тем лучше знает свой организм и понимает, как нагрузить его в тот или иной момент. Остается только найти правильный баланс между командной подготовкой и индивидуальной.

Вас радует, что в последнее время в России биатлон по популярности практически приблизился к футболу и хоккею?

– Я думаю, что развитие вида спорта в стране – одна из целей и для нас, спортсменов. Меня рост рейтинга биатлона не настораживает, а, наоборот, только мотивирует к будущим победам.



После возвращения с Олимпиады вас в родном Ижевске стали больше узнавать?

– Да, с каждым годом все больше и больше людей подходят на улице с добрыми пожеланиями.



Даже после вашего перехода из Удмуртии в Тюмень?

– Мне сделали предложение, от которого было очень трудно отказаться. Я долго раздумывал, советовался с семьей. Меня ведь и раньше приглашали в Тюмень, еще до Олимпиады. Но я посчитал, что неправильно будет менять до начала Игр регион, который мне помогал. В этом году снова подошли ко мне в Ханты-Мансийске и сделали предложение. Я взял время на раздумье, но в итоге согласился. За Удмуртию я выступал на двух Олимпиадах и с каждой привозил по медали. Не с пустыми руками приезжал и с чемпионатов мира. Поэтому считаю, что все свои обязательства я выполнил. Мне тяжело оставлять своих болельщиков, но, думаю, те, кто предан, поймут. Мне осталось бегать максимум четыре года, и я в данной ситуации не мог ответить отказом. Хотя, признаюсь, это решение мне далось непросто.



Сын уже успел проникнуться биатлоном?

– Жена говорит, что Саша во время гонок сидит перед телевизором и болеет за папу. Но в то же время после возвращения из Ванкувера сын мне сказал, что пора уже заканчивать работать и побыть дома. Говорит, что теперь мама пусть работает (смеется).



Александр Иванов, СБР


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры