Главные новости

Карим Халили: "Конечно, хочу участвовать в эстафете. И выбрал бы первый этап"

19/02/2021

Наш разговор с Каримом Халили состоялся в Поклюке на следующий день после индивидуальной гонки, в которой дебютант чемпионата мира финишировал шестым, не допустив ни единого промаха на огневом рубеже.

– Карим, вчера у тебя получилась очень хорошая гонка – достойное шестое место, отличная стрельба. Сам ожидал от себя такой прыти?

– Вообще каждый раз, когда мы выходим на старт, мы стараемся бороться за самые высокие места. Но можно сказать, что на своём первом чемпионате мира сам себя порадовал 6-м местом, и в плане стрельбы был готов к такой работе.

– Поклюка, похоже, приносит тебе удачу. Твоя первая победа на международном уровне была достигнута именно здесь, в сезоне–2017/18, в индивидуальной гонке на юниорском чемпионате Европы.

– Тот чемпионат в целом прошёл для меня довольно успешно, и действительно ту гонку можно считать моей первой международной победой.

– Давай мысленно вернёмся к началу этого сезона. Думаю, твои ожидания тогда сильно отличались от реальности – ты наверняка хотел видеть себя в основе сборной, но этого не случилось. Как ты переживал такое разочарование?

– В самом начале сезона, когда я на первом этапе не попал в команду, это был крайне неприятный момент для меня. Но мне понадобилось всего 2-3 часа после последней отборочной гонки, чтобы прийти в себя и настроиться на дальнейшую работу. Я понимал, что впереди весь сезон, начну с этапов Кубка России, а дальше в любом случае я настраивался попадать на этапы Кубка мира. Чемпионат мира также входил в мои планы. Нужно было просто найти в себе силы собраться и дальше работать несмотря на то, что некоторые моменты не совсем получались.

– Только в январе этого года у тебя за 18 дней было девять гонок. Не слишком ли это много? Как ты физически себя сейчас чувствуешь?

– Сейчас в целом уже неплохо, поскольку после чемпионата Европы как раз был перерыв порядка 12 дней. Но если сравнивать с прошлым сезоном, такого плотного графика у меня ещё не было. Год назад между этапами Кубка IBU и Кубка мира, когда я ездил туда-сюда, у меня было больше времени восстановиться. Сейчас из-за того, что Кубок IBU начался только с января, график настолько уплотнили, что между этапами буквально два дня, на третий ты уже бежишь следующую гонку на следующем этапе. Времени не так много. Может быть, для меня это ещё не совсем привычно, но для Кубка мира это нормальная ситуация, а значит мне надо к этому привыкать. 

– Изначально планировалось, что ты точно пробежишь на чемпионате мира индивидуальную гонку. Благодаря шестому месту в ней ты завоевал право бежать масс-старт, и замаячило твоё возможное участие в эстафете. Я знаю, что Юрий Каминский на днях опрашивал ребят на предмет того, кто видит себя в эстафете и на каком этапе. Что ответил ты?

– Я написал, что я, конечно, хочу участвовать, у меня есть такое желание. И выбрал бы первый этап.

– Твой личный тренер Егор Сорин тоже в интервью говорил о первом этапе. Почему первый?

– Мне нравится контактная борьба. Многие считают, что первый и четвёртый этапы – самые напряжённые. Почему бы не попробовать?

– Давай поговорим о твоей работе с Сориным. Как ты вообще пришёл к тому, что ты начал работать с лыжным тренером?

– Когда мне оставался ещё год в юниорском возрасте, я уже понимал, что вроде бы я выигрываю медали на этом уровне, но в плане моего развития, моих ощущений всё было не настолько хорошо, как хотелось бы. После сезона-2018/19 я в любом случае собирался уходить на самоподготовку, но у меня были разные мысли, как это сделать. Тут появилась возможность работать с Егором Владимировичем Сориным, присоединиться к его группе. Сначала я хотел просто попробовать, но когда мы с ним встретились в первый раз, поговорили о тренировочном процессе, об их планах, наши взгляды сошлись, и я даже не раздумывал о том, чтобы присоединиться к его группе. Настолько меня заинтересовал их план, их подготовка, да и в целом это было близко к тому, что я хотел реализовать сам в тот подготовительный период. Я провёл первый сбор, мне всё понравилось, всё устроило, а дальше уже сам Егор Владимирович предложил мне поехать с ними на следующий сбор. С этого начался наш контакт и вот мы до сих пор работаем.

– Говоря о твоих выступлениях в этом сезоне, некоторые специалисты высказывали мнение, что ты выполнил очень большую тренировочную работу, но организм не смог её переварить. Знаю, что ты с этим мнением не вполне согласен.

– Да, я не совсем с этим согласен. Конечно, каждому спортсмену хочется всего и сразу, всегда хочется побеждать. Но тренировочный процесс можно сравнивать с постройкой дома – нужно с чего-то начинать, закладывать какой-то фундамент, на котором ты будешь стоять и который тебе будет помогать. Я считаю, что у меня не совсем получилось это сделать в юниорском возрасте, и поэтому сейчас приходится дорабатывать в этом плане. Что-то упущенное тогда реализовывать сейчас, но я бы не сказал, что мы ошиблись с подготовкой. Я не сомневаюсь, что эта работа даст свой эффект, свой результат. Просто надо немного подождать. 

– В мае будет приниматься решение по поводу подготовки к следующему, олимпийскому сезону, и, наверное, можно спрогнозировать, что индивидуальная подготовка будет урезана. Чтобы выбрал ты, если бы выбор зависел от тебя – продолжать готовиться с Сориным в одиночку или со всей командой и с Юрием Каминским?

– Сейчас я ещё не готов отвечать на этот вопрос, потому что впереди ещё немалая часть сезона. Возможно, именно она станет решающей в плане результата, в плане моего состояния. Только тогда можно будет анализировать по всему сезону в целом, где что было хорошего, где что-то пошло не так. Важно, какой будет тренерский штаб, какие будут составы команд, мне, в конце концов, ещё нужно войти в состав команды – только после этого можно будет рассуждать о чём-то и принимать решение.

– Самый тёмный момент этого сезона для тебя – что это было?

– Наверное, второй из австрийских этапов Кубка мира, на которые я ездил. Он был самый неприятный. Я бы не сказал, что у меня там было плохое состояние, но так получилось, что меня там просто вырубило. Это было настолько неприятно – с одним промахом в спринте занять 73 место. Это меня никак не устраивало и сильно расстроило. Это была самая неприятная гонка.

– А самый светлый момент сезона на сегодняшний день?

– Я не сужу по медалям, по результатам, по итоговому месту в протоколе. В этом году я начал прислушиваться к своему организму как никогда раньше. Из-за не очень хорошего начала сезона я стараюсь больше анализировать, обращать внимание на то, как реагирует мой организм на разные тренировки. Поэтому я сейчас получаю какое-то удовлетворение просто от хорошего состояния на гонках, когда я себя чувствую конкурентоспособным. Несколько неплохих гонок было в этом сезоне, в их число входит и вчерашняя (прим. – индивидуальная гонка на чемпионате мира в Поклюке).

– Ты показываешь себя настолько рассудительным человеком, что не могу не задать вопрос, не видишь ли ты себя через много лет тренером?

– О тренерской работе я пока не задумывался, но, как говорится, жизнь покажет. Всё возможно, почему нет?

– Какие биатлонные дисциплины тебе ближе?

– В плане продолжительности дистанции в этом году мне нравится индивидуальная гонка – она самая длинная, и от этого ты получаешь от неё больше удовольствия. Мне нравятся контактные гонки – гонки преследования, масс-старты, эстафеты. К сожалению, масс-стартов не так много, если ты постоянно не попадаешь в них на Кубке мира.

– Команда довольно долгое время находится в Поклюке. Как ты психологически разгружаешься, когда приходится долго сидеть на одном месте, как здесь?

– Я бы не сказал, что это сложно. Здесь хорошее место, нам очень повезло с погодой, практически каждый день светит солнце, и оно как-то заряжает. Свободное время проводим как обычно – смотрим фильмы, читаем книги, сидим интернете, можно просто выйти погулять.  

– Последняя книга, которую ты прочитал?

– Сейчас я читаю книгу про Роджера Федерера. И жду, когда на русском выйдет новая книга Мартена Фуркада.

– На днях мы обсуждали с Эдуардом Латыповым спортивное кино, которое стало очень модным в России после «Легенды номер 17». Он поделился, что старается использовать его для мотивации. Как с этим у тебя?

– Конечно, я смотрел «Легенду номер 17», «Движение вверх», но так, чтобы использовать фильм как мотивацию – наверное, нет. Фильмы на спортивную тематику я вообще смотрю не так часто. Мне больше нравятся комедии.

– Любишь ли ты восточную кухню?

– Да.

– Тебе не хватает её во время сезона?

– Не сказал бы, европейская кухня мне тоже нравится. Конкретно в Поклюке нас неплохо кормят. Но когда я приеду домой, у меня, конечно, будет возможность насладиться восточной кухней.

– А что дома делают особенно хорошо? По чему ты скучаешь в плане кулинарии?

– Наверное, в первую очередь, это плов. Потом манту – у нас это называется именно «манту», а не «манты». Это, наверное, два моих любимых блюда.

– Дома их готовит мама?

– Это может приготовить и мама, и папа.

– А сам ты можешь приготовить плов или манту?

– Вообще готовить я умею, но в плане национальных блюд – нет. Во время сборов я люблю селиться в апартаментах, чтобы была возможность готовить самому, именно то, что мне нужно. Но в плане восточной кухни я пока не готов.

– Каково у тебя отношение к еде – это набор калорий для тренировок, искусство или нечто среднее?

– В целом я старюсь есть то, что мне нравится, конечно, исключая фаст-фуд и всякое такое, что не совсем желательно в соревновательный период. Но то же сладкое я с удовольствием скушаю.

– Ты азартный человек?

– В какой-то степени да.

– В чём это проявляется? Любишь поспорить?

– Если говорить про споры, то спорю я довольно часто. Последний раз спорил на стрельбу с Даниилом Серохвостовым. Мы вообще часто спорим на результаты гонок.

– Ты чаще выигрываешь?

– В последнее время да. Причем мы часто спорим на результаты не своих гонок, а чьих-то других.

– В заключение, попробуй описать себя тремя словами.

– Позитивный. Целеустремленный. Добрый.

(Фото: Nordic Focus)



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры