Сообщить о допинге

Главные новости

Король классики

03/12/2013

Едва в Остерсунде отгремел этап Кубка мира, заполонивший собой все ленты новостей, как Biathlonrus.com решил напомнить болельщикам о настоящем короле классики. Король этот отечественного производства – олимпийский чемпион Инсбрука-1964 в индивидуальной гонке Владимир Меланьин. 

День несостоявшихся гонок преследования в шведском Остерсунде – особый для нашего биатлона, хотя, полагаю, оценить его в масштабах мировой истории способны немногие из нынешнего поколения. 1 декабря 2013 года – юбилей первого нашего олимпийского чемпиона Владимира Меланьина. Конечно, за сиянием нынешних имен современному болельщику трудно разглядеть и оценить тех, кто бегал полвека назад – тогда, мол, и конкуренция была не та и гонок было всего ничего…

Гонок во времена Меланьина, и правда, было мало. Лишь на закате своей спортивной карьеры успел он поучаствовать в эстафете, а так – двадцатка, классика… И все же давайте поставим биатлонистов всех времен в равные (хотя бы с точки зрения программы соревнований) условия. Уже хотя бы затем, чтоб понять, где находится олимпийский чемпион и трехкратный чемпион мира в исторической табели о рангах.

Вот где он находится: 

Короли классики

(медали чемпионатов мира и Олимпийских игр в индивидуальных гонках – лидеры)

Владимир Меланьин (4, 0, 0)

Александр Тихонов (3, 3, 1)

Эмиль-Хегле Свендсен (3, 0, 0)

Франк-Петер Реш (3, 2, 0)

Хеки Икола (3, 0, 0)

Уле-Айнар Бьорндален (2, 3, 1)

Франк Ульрих (2, 1, 0)

Валерий Медведцев (2, 1, 0)

Сергей Тарасов (2, 1, 0)

Марк Киршнер (2, 1, 0)

Магнар Сольберг (2, 0, 2)

Халвард Ханеволд (2, 0, 1)

Рафаэль Пуаре (2, 0, 0)

То есть у Свендсена вполне есть шанс превзойти самый старый из биатлонных рекордов – да и то произойдет это, при самых радужных для норвежца раскладах, в 2015–м.

Кстати, Валентин Владимирович Меланьин (тот самый Валя из третьего класса кировской школы, чье письмо отцу опубликовала в 1964 году главная спортивная газета страны), не раз, уже после смерти отца, обращал внимание.

— Вот все говорят, что у папы четыре золота, а у него семь! И еще – серебряная…

Все верно. Сейчас уже никто не помнит командного зачета, в котором до 1966 вручались вполне официальные медали – они теперь у Валентина Владимировича дома хранятся, их увидеть можно. Вот хотя бы на этой парадной фотографии – обратите внимание на крупные жетоны с бегущим биатлонистом. Шесть из них хорошо заметны. Седьмой — серебряный жетон за чемпионат мира 1965 виден лишь верхним краем, рядом со значками участника Олимпиады-1964 и победителя Спартакиады-1966. Не впечатляет?

Или вот – выдержка из «Советского спорта» о прибытии на родину «зимних двоеборцев-победителей чемпионата мира-1962» (слово биатлонист – закрепилось в нашем языке уже после 64 года).

«Здесь же, в Центральном совете Союза Меланьину вручили телеграмму: «Поздравляем с большой победой, желаем успехов Свердловске. Клара». Эту телеграмму Меланьину прислала его супруга. Она уже знала что муж, прямо из Москвы поспешит на соревнования в Свердловск…».

Я, конечно, вполне допускаю, что неизвестный автор заметки художественно приукрасил картину торжественной встречи, но сам факт – чемпион мира, безо всякого заезда домой отправляется на Спартакиаду народов СССР (занял там второе место). Много теперь, не то что чемпионов, а участников чемпионата мира, отправляется после международного сезона на российские старты? Дай бог, половина.

Нет, таких теперь не делают. Лыжник, которому сулили славу Кузина. Для тех, кто не знает: Владимир Кузин – первый в мировой истории «король лыж», выигравший на чемпионате мира гонки на 30 и 50 км. В патрульных гонках (все пионеры советского биатлона вышли из них) Меланьин был в первую очередь злым и горячим спринтером. У патрулистов взаимопомощь не возбранялась – вот Меланьин и тянул на себе команду, а дырки в его мишенях-шарах обеспечивали тихоходные снайперы. На первую на территории СССР гонку по правилам биатлона (9 января 1958 года в подмосковной Яхроме), а также на чемпионат страны (в феврале того же года в Отепя) рядового Меланьина заявляли в приказном порядке.

«Товарищей по оружию» в тех гонках не было, и потому на первом чемпионате страны Меланьин занял 13–е место – с 11 промахами и проигрышем чемпиону в 12 (!) минут. Тут бы и рукой махнуть, но командиры у 25–летнего солдата попались суровые, а собираться в нужный момент кировчанин, как выяснилось, умел как никто. Его товарищи по сборной поняли эту особенность даже раньше тренеров. За редко выполнявшего принципы отбора Меланьина нередко поручались, что называется, всем трудовым коллективом. А поручаться приходилось нередко. Опять обращаюсь к историческим хроникам.

«…положение мое накануне Олимпиады 1964, мягко говоря, было сложным. Что там – не было у меня шансов попасть в олимпийскую команду» — рассказывает журналу «Физкультура и спорт» победитель трех (из пяти к тому 1964 году прошедших) чемпионатов мира. – «Первое отборочное соревнование проводилось в Златоусте. Результат? И говорить неудобно. С падением закончил я дистанцию. Запустил со склона, а в кустах словно на асфальт наехал. Тут еще винтовка потянула – и я кубарем вниз. Прибежал на стрельбище, снял винтовку – ствол забит землей и снегом. Жуткое это состояние: все в деле, становятся рядом и поодаль, стреляют, убегают, а ты – ни с места. Долго я ковырял наконечником лыжной палки в стволе, но так и не привел винтовку в порядок – нахватал мешок штрафных минут.

В невеселом настроении ехал я и на второе, последнее, отборочное соревнование. Знал, что нет у меня ни малейшего шанса показать приличный результат. Другую цель ставил – хотя бы ходом показать приличное время. Это было по силам, но в целом оказался где-то во втором десятке. Стрельба, конечно, подвела – ни о какой Олимпиаде уже и думать не думал, домой стал собираться… Зашел тут в номер главный тренер Поликанин, сказал, чтобы я обождал, так как состав команды еще не объявлен. Понял он мое состояние, понял, что не сломлен я и что неудачи мои временные и вызваны причинами, от меня не зависящими. Одним словом, оказал мне доверие…

И пошли мои дела веселее. Все как-то само собой стало получаться – вскидываю винтовку, стреляю и почти всегда в цель. Иногда даже небрежно действовал на линии огня. Никому я об этом не говорил, сглазить боялся. Только с массажистом нашим, Валентином Соболевым, делился впечатлениями. А он мне: «Давай щелкай мишени на здоровье. Выиграешь ты Олимпиаду. Вы, вятские, народ хваткий».



Главным соперником Меланьина в Инсбруке считали финна Вейкко Хакулинена. Не ищите эту фамилию в списках призеров первых чемпионатов мира. Хакулинен был на момент Игры в Инсбруке трехкратным олимпийским чемпионом и трехкратным чемпионом мира, но в лыжных гонках. Однако лыжные титулы тогда в биатлоне были грозным психологическим оружием. Для всех, но только не для Меланьина.

«Под номером 15 на дистанцию ушел Хакулинен. Владимир невольно залюбовался им – тот бежал мощно, ходко и поразительно легко. Меланьин даже крикнул от восхищения, но тут же заключил: «Ничего, валяй-валяй – поборемся. И с тобой бороться можно».

«Меланьин стартовал 23–м, зная график главного конкурента. Но несмотря на боевитость настроения, начал гонку очень тяжело. Первые километры шли по узкому ущелью (тогда биатлонисты бегали единый 20–километровый круг – прим. авт.), и хотя мороз был 2,5 градуса, дышалось словно в противогазе. Непривычный липкий пот тек со лба на глаза, злил и мешал смотреть. Но Владимир знал – это пройдет и тогда он, так же как Хакулинен полетит не касаясь земли».

«Стоявший на шестом километре тренер сборной Виктор Баранов сообщил Меланьину – «Проигрываешь минуту десять…».

«Ничего, годом ранее, здесь же в Зеефельде, на чемпионате мира проигрывал здесь же и столько же. Держаться…».

«На седьмом километре – первый огневой рубеж (так уж были устроены тогдашние трассы – прим. авт.), где выяснилось очевидное – трехкратный олимпийский чемпион и трехкратный чемпион мира по лыжным гонкам не так уж здорово стреляет. Два выстрела – мимо».

«Меланьин отстрелялся без суеты. Встал, спросил у тренера Поликарпова (первая стрельба велась из положения лежа с расстояния в 300 метров – прим. авт.): «Как?». Услышав ответ: «Нормально, — подумал: «Так и должно быть».

«На 14–м километре стоял Владимир Кузин (тот самый).

— Как иду, Семеныч?

— Хорошо, тезка!

— А стреляю?

— Нормально!».

«…После 15 км потеплело, снег подтаял, лыжню закатали до блеска, она сверкала на солнце как два железнодорожных рельса. На подъемах началась отдача, но Владимира это уже не смущало. Он чувствовал безграничный запас сил – хотелось петь…

Вот и последний огневой рубеж. «Стойка», до мишени сто метров… Подошел к рубежу, сделал несколько глубоких вдохов, вскинул винтовку и собирался уже прицелиться, как ноги словно кто-то ударил под колени. Чуть не сел на снег. Со злостью, до хруста в суставах выпрямился и только тут понял что уже сильно устал. Первый выстрел прогремел неожиданно – Меланьин решил, что промазал. Со слой настойчивостью начал целиться: два, три, четыре, пять…».

Отстрелял и вновь услышал ставшее уже привычным слово «нормально» (хотя количество «чистых» гонок в его карьере можно было пересчитать по пальцам одной руки) побежал. Перед финишем узнал что ходом отыграл у Хакулинена 49 секунд. Это было приятно, хотя и не имело ровным счетом никакого значения – финн промахнулся на четырех рубежах шесть раз.

Давая интервью после своей олимпийской победы Меланин с истинно армейской выправкой не впадал в эйфорию и всячески подчеркивал, что сделал именно то что должен был сделать.

Конечно, у Свендсена и будущих поколений биатлонистов будут шансы превзойти победный «классический покер» Меланьина. Однако то его олимпийское достижение – превосходство в 3 минуты и 19 секунд над серебряным призером едва ли кому покорится.

Вот – вчитайтесь:

1964 Олимпийские игры

Инсбрук/Зеефельд (Австрия)

1. Владимир Меланьин (СССР) – 1:20.26,8 (0,0,0,0)

2. Александр Привалов (СССР) – 1:23.42,5 (0,0,0,0)

3. Олав Йордет (Норвегия) – 1:24.38,8 (0,0,0,2)…

7. Валентин Пшеницын (СССР) – 1:26.59,0 (2,0,0,4)…

10. Николай Пузанов (СССР) – 1:29.46,0 (2,2,0,0)…

Для него это было просто «нормально» — то же что в нынешнем биатлонном мире высочайших скоростей и острейшей конкуренции «борьба за цветочную церемонию». Может поэтому в последние 15–20 лет рекорды первого короля биатлона штурмуют не наши соотечественники, а норвежцы или вот Мартен Фуркад теперь, по всем признакам, примеряется. Теперь им – «нормально»?

Посмотрите еще вот на эту фотографию. В Кирово-Чепецке, на очередном чемпионате СССР на бирже собралась тренерская элита тех лет: Геннадий Челюканов, Ким Пятало, Валентин Пшеницын, Александр Привалов, Владимир Меланьин (до последних лет жизни наш первый олимпийский чемпион работал на кафедре физкультуры в Кировском политехе), Геннадий Раменский, Игорь Булочкин, Евгений Новиков, Владимир Иерусалимский… На тот момент все еще живы (Меланьин уйдет первым, в 1994, в тяжелейших онкологических муках), никто еще не знает понятия «цветочная церемония» — потому как кроме первого места ничего другого вообразить не могут. Сейчас в живых остались единицы, знаменитый «Перекоп» в Кирово-Чепецке разобран до начальных камней и израненный железобетон безмолвно наблюдает за реконструкцией легендарного места. Перечень великих кировских биатлонистов обрывается на Иване Бякове, которого тоже нет уже в живых.

Но наш, пустивший могучие корни, биатлон умеет выживать и черпать живительные соки из таких недр, что неподвластны нездешнему воображению. 14–15 декабря в Кирове состоится детская мемориальная гонка на призы Меланина, к следующей осени, глядишь, завершится реконструкция «Перекопа». Главное, чтобы в системе наших координат термин «нормально» означал то же, что он означал 50 лет назад, когда 30–летний Меланьин открывал нашу золотую биатлонную летопись. 



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры