(пусть само слово «биатлон» не существовало даже в проекте) стали жизненно важны не только для армии, но и для всей страны. Ни на одной войне до Второй мировой и, пожалуй, ни в одном военном конфликте после, вооруженные соединения на лыжах не играли столь важной роли. Biathlonrus.com рассказывает, как стреляющие лыжники сражались на фронтах Великой Отечественной.

"/> «Лыжник – отличный разведчик, быстрый связист, зоркий патрульный» (Часть первая)

Главные новости

«Лыжник – отличный разведчик, быстрый связист, зоркий патрульный» (Часть первая)

09/05/2015

Союз биатлонистов России поздравляет с Днем Победы! 70–летие великой победы дает нам замечательный повод вспомнить о суровых годах, когда навыки биатлониста (пусть само слово «биатлон» не существовало даже в проекте) стали жизненно важны не только для армии, но и для всей страны. Ни на одной войне до Второй мировой и, пожалуй, ни в одном военном конфликте после, вооруженные соединения на лыжах не играли столь важной роли. В кино- и фотодокументах Великой Отечественной солдаты с лыжами встречаются часто: на знаменитом параде в ноябре 41, в момент длительного марш-броска (переходы по 200–300 км были почти обычной боевой задачей), в атаке. Между тем, становление этих подразделений (к 1944 году счет бойцов на лыжах шел на сотни тысяч) было непростым и, увы, не быстрым – из-за чего в первую военную зиму наша пехота несла почти катастрофические потери.

Полетит самолет, застрочит пулемет, загрохочут железные танки…

«Незнаменитая война» 1939–1940 года с Финляндией, возможно, впервые заставила советских военачальников задуматься о месте и значении лыжной подготовки вверенных им частей.  

«До нас доходили слухи, — продолжает тов. Белецкий – что белофинны кичились своей непобедимостью. Кичились тем, что их лыжники, особенно в условиях лесной местности, якобы непобедимы. Но факты доказали обратное – советские лыжники в сражениях с врагами продемонстрировали свое превосходство. Опыт боев с белофиннами еще раз говорит о необходимости всемерно развивать лыжный спорт и, что чрезвычайно важно, подчинять его задачам обороны родины».

Это отрывок из апрельского номера «Красного спорта» за 1940 год. Вернувшиеся с Карельского перешейка «отважные сыны родины, горячие ее патриоты, сражавшиеся за безопасность границ страны, славные бойцы-лыжники» встретились с трудящимися Ленинграда. С корреспондентом «Красного спорта» побеседовал «рабочий Кировского завода, боец-лыжник, политрук Евгений Белецкий. За правильными (и тщательно отредактированными) словами участника финской кампании читается насущная проблема – армии страны, в которой зима продолжается полгода, нужны хорошо подготовленные лыжники. Финские солдаты, как показали бои длившиеся с 30 ноября 1939 по середину марта 1940, не без оснований «кичились» своей лыжной подготовкой. Советские войска к стычкам с мобильными и хорошо оснащенными лыжными группами противника оказались не готовы. Особенно заметным этот проигрыш стал при попытках обойти «линию Маннергейма», в которую уперлись ударные силы РККА.

В январе 1940 в «Красном спорте» выходит передовая статья. Отрывок из нее – ниже.

«Общеизвестно, что лыжи занимают надлежащее место в физической подготовке бойцов РККА. Лыжник-боец – это быстроходный разведчик, отличный связист, зоркий патрульный. Соединения бойцов на лыжах могут совершать форсированные глубокие рейды в расположение противников, выполнять сложные военные операции.

Указания товарища Ворошилова о большом прикладном значении лыж всегда должны помнить руководители физкультурных организаций. И поэтому работу каждой лыжной секции надо максимально военизировать…»

Мягков

(скачать)

Очевидно, что военизировать лыжно-физкультурные организации в один момент было задачей непосильной даже для уже окрепшей административно-командной системы. Однако приказ был дан, и в том же месяце в армию были мобилизованы спортсмены-лыжники, среди которых и несколько чемпионов страны (звания выше в те годы просто не было). Одним из них был 24–летний чемпион 1939 года в гонке на 20 км Владимир Мягков. Как наиболее подготовленный он был назначен командиром взвода Особой диверсионно-разведывательной бригады. Отличная, как принято говорить в спорте, функциональная готовность подразделения нивелировалась прорехами в материально-технической базе и недостаточным знанием местности. В финской войне советское командование практически впервые столкнулось с необходимостью использования маск-халатов (страшно неудобные накидки, больше напоминавшие саваны с капюшоном) – в то время как финские лыжные соединения использовали комбинезоны и удобные короткоствольные карабины (основным оружием наших лыжников являлась трехлинейка). Немудрено, что Особая бригада часто попадала в сложные ситуации, где рассчитывать приходилось лишь на отчаянную смелость бойцов. 11 февраля взвод Мягкова попал в окружение и командир личным примером повел товарищей в атаку, лично уничтожив (согласно докладу) 10 белофиннов. Спустя всего месяц его взвод вновь оказался в окружении и раненный Мягков остался прикрывать отход разведгруппы. Звание Героя Советского Союза (первому из отечественных спортсменов) ему было присвоено уже посмертно 21 мая 1940, а примером Владимира Мягкова «Красный спорт» вдохновлял бойцов-лыжников практически все годы Великой Отечественной. Впрочем, об этом впереди.

(скачать)

А пока в войска и физкультурные союзы поступила директива максимально военизировать лыжную подготовку. С газетных полос будущих героев-лыжников напутствовал в основательном историческом очерке С. Глязер. Вот некоторые выдержки из статьи.

«Боевые традиции лыжников в нашей стране насчитывают многие сотни лет… Историю применения лыж в военном деле обычно начинают с 1499 года, когда русская рать под руководством князя Курбского двинулась на Югорскую землю (удивительно – как это в Ханты-Мансийске этот факт до сих пор не включен в очерки об истории биатлона в округе – прим. авт.). В царской России обучение лыжному делу войсковых частей проводилось нерегулярно. Официально только в 1886 году был издан циркуляр о введении обучения лыжному бегу охотничьих воинских команд».

Настоящая лыжная рать появилась в нашей стране по идее В.И. Ленина, который потребовал от Всеобуча массового обучения лыжному делу красноармейских частей и молодежи… Блестящие подвиги совершили отряды лыжников на Карельском перешейке в 1939–1940 г.г, когда защищая безопасность северо-западных границ нашей страны, пришлось преодолеть белофинский укрепленный район, известную «Линию Маннергейма». В числе участников этого похода были и лыжники. Чемпион страны Владимир Мягков получил звание Героя Советского Союза.

Нынешней зимой армия проведет грандиозный кросс имени маршала тов. Тимошенко. Поистине, весь народ-богатырь становится на лыжи!»

Увы, времени, народу-богатырю было отведено всего ничего. Всесоюзные и всеармейские лыжные кроссы в массе своей стали лишь ликбезом для действующих и будущих защитников родины. «Красный спорт» старался изо всех сил, помещая на своих страницах советы тренеров и командиров с боевым опытом – как метать гранату с лыж, как правильно подготовиться к длительному марш-броску и даже – как читать лыжные следы и путать собственные. Однако, проблемы хорошей лыжной экипировки ни газета, ни физкультурные общества, ни даже могучая социалистическая промышленность решить по большому счету не смогла. Лыжные занятия в армейских частях в последнюю предвоенную зиму хоть и приняли массовый характер, внешне слишком еще напоминали парадную картину Исаака Бродского «Клим Ворошилов на лыжной прогулке» — с той только разницей, что лыжи у «главного маршала» явно не отечественного производства. Попытка создать регулярные лыжные части – в длиннополых шинелях, вооруженные все теми же трехлинейками – оказалась неудачной. В первую военную зиму лыжники не смогли внести серьезного вклада в судьбу боевых операций.

Воины Красной Армии – на лыжи! Наша лыжня ведет к победе!

«На подмогу доблестным частям Красной Армии, героически сражающимся с осатанелыми фашистскими ордами, приходит верный, испытанный союзник – русская зима. Наш народ дружен с крепкими морозами. Исконных жителей Востока, Севера, центральных районов Союза не страшат долгие снежные месяцы, они не растеряются ни в пургу ни в метели. Наша армия отлично экипирована, в полном зимнем обмундировании, бойцам нечего бояться лютых морозов, приближение которых внушает смертельный ужас раздетым, голодным, вшивым бандам гитлеровцев… «Что русскому здорово, то немцу смерть». Нынешней зимой эта пословица найдет свое подтверждение в сотнях, в тысячах примеров. Миллионы немцев будут погребены в бескрайних снегах России. В зимних условиях на вооружение Красной Армии поступает наш физкультурный и в то же время боевой вид вооружения – лыжи».

Строки из передовицы «Красного спорта» за 29 ноября 1941 года. Последний немецкий бросок на Москву (начался 15–16 ноября) достиг кульминации, а потому простим нашим пропагандистам известный пафос – себя на их месте вы едва ли способны представить. Бои иду в районе Апрелевки, Дмитрова, Яхромы, Звенигорода (в наши дни – из центра Москвы 30–40 минут на электричке), ставка Комитета обороны бросает в бой последние резервы. Столица уже полтора месяца как на осадном положении, в городе действует комендантский час. Однако, передовица спортивной газеты (в годы войны выходила один раз в неделю) посвящена лыжной (пусть и боевой) подготовке, а  на первой ее полосе, среди фронтовых сводок находится место для заметки о первых тренировках столичных хоккеистов и анонса гонки патрулей в Сокольнической роще.

«Боевой вид вооружения» лыжи – по-прежнему не может в полной мере начать работать на победу. Газета «Красная Звезда» на своей первой полосе устами Народного Комиссариата обороны требует:

«Законом на фронте должно быть теперь: каждую передышку – лыжному делу, каждую свободную минуту – совершенствованию в лыжной ходьбе, в боевых действиях на лыжах. Надо выкраивать время, чтобы посменно отводить подкрепления в ближайший тыл специально для лыжной подготовки».

Мало того, газета недвусмысленно дает понять тем, кто забывает о «законе для фронта» — последствия могут быть самыми серьезными.

«Надо прямо сказать, что далеко не везде на занятиях по обязательному военному обучению используются лыжи. Некоторые работники всеобуча оправдываются тем, что по программе на лыжную подготовку отведено 4 часа, забывая, что строевую, тактическую и физическую подготовку можно и следует проводить зимой на лыжах».

Проблем с массовой лыжной подготовкой по прежнему было много. «Красный спорт» публикует объявления – «Спортинвентарь – в фонд обороны», имея в виду в первую очередь, лыжи. Однако, в эти же дни он пишет о поступивших в продажу книгах «Лыжник-боец», «Повесть о героях» (об упоминавшемся уже Владимире Мягкове), «Лыжник-разведчик», «Лыжные марши», «Попеременный лыжный ход». С пометкой «Повесь на видном месте» выходит в газете «Памятка лыжнику», в которой и советы по уходу за лыжами, и советы по использованию мазей и преодолению препятствий, и даже целая программа военно-лыжной подготовки (22 академических часа).

Перелом на «лыжном фронте» еще не наступил, но гигантский механизм всеобщей мобилизации уже пришел в движение и уже во вторую военную зиму дал выдающиеся результаты. Об этом – в следующей части нашего рассказа. 



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры