Главные новости

Михаил КОЛОСКОВ: «Прогноз погоды смотрим постоянно»

30/03/2010

Самый опытный сервисер сборной России по биатлону Михаил Колосков в разговоре с корреспондентом сайта СБР вспоминает самую сложную гонку сезона, обращает внимание на итальянских коллег и обещает вырастить чемпиона. А также детально разъясняет схему работы и почасовой распорядок дня российской сервис-бригады.

– Работа сервисеров во многом зависима от погоды – вы, наверное, метеочувствительные люди?

– Нет, мы же совсем не старые, чтобы чувствовать погоду. Так, можем иногда что-то спрогнозировать, предугадать. А вот смотрим прогноз погоды постоянно. Очень часто они не сбываются, но на то они и прогнозы.



– Для сервисеров самой сложной гонкой сезона стал, наверное, спринт на Олимпиаде – так?

– Там уже ничего нельзя было сделать – просто нереально. Если посмотреть раскладку по кругам, то кому как повезло: Бьорндален, например, на последнем круге проиграл 45 секунд. Если человек немного разбирается в мазях, то ему не надо объяснять, что по свежему снегу даже лучший вариант смазки, предназначенный для такой погоды, все равно будет медленнее лыж, которые едут по льду или по сыпучему снегу. Это как ехать по снегу и по асфальту – разница ведь очевидна! Все, кто стартовали во время снежной бури, проигрывали по 30-40 секунд на круге, а спортсмены из первой стартовой группы, наоборот, получили преимущество. В Канаде спринтерская гонка стала настоящей лотереей.



– При стабильной погоде если попасть в мазь, сколько можно выиграть?

– Это растяжимое понятие. Все сервисеры работают, и надо, чтобы кто-то ошибся, а ты бы приготовил лучший вариант, тогда, конечно, можно много выиграть. Проколы у всех бывают: мы никогда не говорим, что этот сервисер работал хорошо, а этот – плохо. Мы же видим, как все ребята встают в 6 утра, выходят и в дождь, и в снег и обкатывают лыжи.

– А какой распорядок у нашей сервис-бригады?

– Мы работаем вместе уже шесть лет – я, Андрей Новиков и Валерий Шашкин. В этом году в наш коллектив органично влился Павел Коростелев. А режим у нас такой: встаем примерно в 5 утра, в половине шестого выезжаем, приезжаем на стадион, замеряем температуру, выбираем лыжи, которые лучше подойдут к такой погоде. Готовим спортсменам лыжи на откатку, закладываем разные варианты, ориентируясь по погодным условиям: у нас получается 10-15 тестовых пар. За два часа до гонки едем лыжи обкатывать. Потом выбираем эмульсии, парафины, порошки, накатки, структуры. В день проходим на лыжах 20-30 км. Потом приезжают спортсмены, мы помогаем им обкатывать их лыжи, чтобы выбрать лучшую пару. Работы много, главное – не лениться.



– Выбрать правильные лыжи сложно?

– Бывает очень сложно. Иногда погода резко меняется буквально за час, и скольжение становится другим. Можно что-то подкорректировать перед стартом, но кардинально это ничего не изменит. Чтобы подготовить одну пару лыж, нужно, минимум, час.

– Как происходит процесс выбора?

– У каждого спортсмена свой набор лыж. Допустим, перед гонкой у нас есть десять вариантов. Из десяти мы сначала оставляем три пары и на них проходим по кругу – можем пройти три километра, можем пять, можем семь. В результате выбираем один единственный – лучший – вариант.



– А сколько лыж у спортсменов?

– По-разному. У кого 20 пар, у кого 30... Погода ведь в каждой стране разная, поэтому и лыжи должны быть разные.

– Кто придирчивее выбирает лыжи – ребята или девушки?

– Конечно, девушки! С ребятами все как-то быстрее получается. А девушки больше сомневаются, не могут сразу определиться. Мы всегда стараемся посоветовать, чтобы прийти к единому мнению. За столько лет работы у нас сложились хорошие отношения со спортсменами. У нас дружный коллектив: даже если ребята нервничают, пытаемся их как-то успокоить, развеселить, хотя и у нас нервы бывают на пределе.



– В российской сервис-бригаде существует разделение труда?

– Да, у Андрея Новикова – Светлана Слепцова, Антон Шипулин и Максим Чудов. У Валерия Шашкина – Яна Романова, Анна Богалий-Титовец, Николай Круглов и Евгений Устюгов. У меня – Ольга Зайцева, Ольга Медведцева, Анна Булыгина, Иван Черезов и Виктор Васильев.Павел Коростелев работает со спортсменами, которые приезжают из резервной команды – с Максимом Максимовым, Екатериной Юрловой.



– Как вы пришли в профессию?

– В 2002 году мне предложили поработать сервисером в лыжных гонках. Я попробовал и все – остановиться не могу. Два года я работал в лыжах, а потом перешел в биатлон.



– И где больше нравится?

– В лыжных гонках, конечно, тяжелее. В биатлоне спортсмены используют только коньковый ход, а в лыжных гонках есть еще и классика. Готовить лыжи «под конек» и «под классику» – совершенно разные вещи.



– Работа на Олимпийских играх чем-то отличается от того, что вы делаете на этапах Кубка мира?

– Олимпиада – это борьба нервов. Если бы Аня Булыгина заняла на этапе Кубка мира четвертое место, а Ольга Зайцева – седьмое, то это воспринималось бы как хорошее выступление. На Олимпиаде же есть только первые три места. А в принципе, разницы никакой нет. В свободные от гонок дни мы приезжали на стадион в Уистлере в то время, когда должна состояться следующая гонка, и обкатывали лыжи: пытались понять, что может лучше подойти по такой погоде. Что-то оставляли, что-то отбрасывали.



– Бывают такие гонки, когда видите, что попали «в мазь»?

– Это сразу видно по результату, по тому, как идет спортсмен на фоне лидеров. Опять же мы смотрим, как спортсмен себя в этот день чувствует. Если говорит, что неважно, а потом выигрывает, значит, лыжи хорошо ехали – на плохих он бы не добежал в таком состоянии. Бывает, ребята приходят после гонки и благодарят, говорят, что лыжи работали идеально. Конечно, это очень приятно. К тому же многое зависит не только от смазки, но и от самих лыж. Все же спортсмены на разных лыжах бегают. И бывают места, страны, в которых хорошо едут лыжи одной определенной фирмы. Вот, например, в Антхольце уже много лет подряд наблюдаю, что хорошо работают Rossignol и Fisher. А Madshus классно едет в Оберхофе и в Норвегии. Когда в Антхольце был чемпионат мира, общались с сервисерами разных стран, и австрийцы очень жаловались, что не едет Atomic, что только они ни делали.



– Есть сервис-бригады, на которые вы обращаете внимание?

– Мне очень нравится, как итальянцы работают. Не потому что у них какие-то сверхъестественные результаты, просто нравится, как они все делают. Они такие мобильные! Когда откатывают лыжи, делают это не на одном подъеме, а по всей дистанции.



– А сервисеры Бьорндалена?

– У них по-другому работа построена. Они по дистанции обычно мало ходят: выбирают место на трассе и катают лыжи там.



– Конкуренты из других команд не пытаются выведать у вас секреты?

– Это бесполезно, все равно никто ничего никому не скажет. Вот с победами всегда друг друга поздравляем.



– Чем вы занимаетесь в летнее время?

– Работаю тренером в спортивной школе. У нас есть разные группы, начиная от маленьких и до более взрослых спортсменов. У нас хороший коллектив, хорошие детки.



– Вырастите чемпиона?

– Постараемся!

Екатерина Новикова, СБР

Фото: Александр Вильф





Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры