На этап Кубка мира в Рупольдинг приехала сестра и личный тренер Ольги Зайцевой Оксана Рочева. В интервью сайту СБР Оксана рассказала о сотрудничестве тренеров и важности психологии, а также вспомнила Олимпиаду в Турине. 

"/> Оксана РОЧЕВА: «Личный тренер – это прежде всего хороший психолог»
Сообщить о допинге

Главные новости

Оксана РОЧЕВА: «Личный тренер – это прежде всего хороший психолог»

15/01/2010

На этап Кубка мира в Рупольдинг приехала сестра и личный тренер Ольги Зайцевой Оксана Рочева. В интервью сайту СБР Оксана рассказала о сотрудничестве тренеров и важности психологии, а также вспомнила Олимпиаду в Турине.



– Оксана, бытует мнение, что позиции личных тренеров и тренеров сборной в отношении подготовки спортсменов сильно отличаются.

– Мы нацелены на одно – на результат, наивысший для спортсмена, поэтому должны взаимодействовать с тренерами сборной команды, помогать, чем можем, ведь у каждого наставника свои функции. Существует система централизованной подготовки, наработанная годами, которая дает результаты российской сборной. И кстати, именно наш советско-российский опыт переняли многие наши конкуренты. Если каждый личный тренер будет забирать своего спортсмена и заниматься с ним индивидуальной подготовкой, то ничего хорошего из этого не выйдет. Спортсмену необходим спарринг-партнер, здоровая конкуренция, да и вообще, несколько думающих голов всегда лучше, чем одна.

– Какие у вас отношения с тренерами женской сборной?

– У нас с тренерами сборной никогда не было никаких проблем, мы согласовываем все спорные моменты. В прошлом году, например, вместе ездили на предолимпийскую неделю в Ванкувер, советовались, как будем готовиться к олимпийскому сезону, искали место для проведения сбора накануне Игр. Я всегда могу подойти к тренерам и напрямую высказать свое мнение. Кроме того, практически каждый год с разрешения тренеров сборной я выезжаю на завод «Аншутц» вместе с тренерской бригадой. Если бы у нас были какие-то плохие отношения, то они я думаю, просто не брали бы меня с собой. На заводе нас с улыбкой встречают, знают, что я тренер Ольги, уделяют нам много внимания.

Если речь идет обо мне и Ольге Зайцевой – у нас никаких проблем с тренерами сборной нет. Мы всецело доверяем тренерскому штабу сборной команды.

Весной, по итогам сезона мы вместе с Ольгой и тренерами сборной сделали тщательный анализ проделанной работы и достигнутых результатов. Учитывая, что это Олимпийский сезон, самый важный в нашей жизни, мы более тщательно старались спланировать тренировочный процесс, учитывая индивидуальность Ольги. Старались учесть все. В подготовительном периоде разрешили ей ездить на сборы вместе с сыном и нашей мамой, что было крайне важно для Ольги. Так, практически с мая по ноябрь Александрик был с Олей. Был сформирован тренировочный план и составлена программа моего участия в подготовке Ольги и выезда на соревнования и сборы.  Так в августе мы по индивидуальному плану выехали отдельно от женской сборной на сбор в Болгарию, посчитав, что подъем на высоту Ольге необходим. Тогда как сборная команда проводила сбор в Оберхофе. Правда, заезд на сбор у Ольги получился чуть позднее намеченного – заболел сын Саша – соответственно и планы немного изменились. Я сразу позвонила тренерам в Оберхоф, спрашивала их совета, какие тренировки, по их мнению, можно исключить из этого плана, чтобы успеть выполнить весь объем работы. В этот момент на сборе был главный тренер сборных команд Владимир Барнашов, поэтому мы вместе корректировали план подготовки.

Так и сейчас, в Руполдинге, когда Олимпийские игры не за горами, мы обсуждаем, как Ольга себя чувствует, каково ее психологическое состояние. Спортсмен – это очень тонкий механизм, и самое главное здесь – это вопрос доверия к тренеру, которое приобретается с годами. И в этом смысле именно личный тренер, на мой взгляд, и может помочь тренерам сборной найти индивидуальный подход к каждому спортсмену. Мы с Ольгой вместе всю жизнь, а работаем как тренер и спортсмен уже десятый год. Я решаю все ее домашние и бытовые проблемы. В курсе всей ее жизни. Конечно, Ольга больше доверится и раскроется мне, а не тренерам сборной. И вот именно полное взаимодействие личного тренера и тренеров сборной позволяет максимально раскрыть возможности спортсмена.

 – Иными словами, личный тренер – это дополнительный инструмент для достижения результата?

– Скорее личный тренер это непосредственный участник тренировочного процесса для достижения спортсменом результата! Каждая победа - это огромный труд многих людей - в первую очередь спортсмена, но также и тренеров, функционеров, сервисеров, врачей, массажистов, это вклад также и первых тренеров, которые ребенка нашли, поставили на лыжи и привили любовь к спорту. Это работа большого количества людей, и невозможно одному человеку это все одолеть – он просто не справится.

Огромную роль личный тренер играет тогда, когда спортсмен находится не в составе сборной. Если в команде и тренеры, и team-менеджеры, и начальники команды помогают, то здесь все вопросы ложатся на плечи личного наставника. Именно он занимается организацией сборов, оформлением виз, написанием тренировочных планов, стрелковой работой. Он и водитель, и грузчик, и тренер, и смазчик…У нас тоже был такой опыт после того, как Оля родила Сашу – ведь она не могла тренироваться с командой и мы целый год работали по индивидуальному плану, кстати, также согласованному с тренерами сборной команды. Мы всегда были, так сказать, в поле зрения.

– Оксана, а как вы разграничиваете свои личные и рабочие отношения с Ольгой: здесь я сестра, а здесь – тренер? 

– Я, как сестра, близко к сердцу воспринимаю ее проблемы. Мне может что-то не нравиться, но я понимаю, что какие-то вещи Ольге нужно делать самой, через что-то проходить, получать жизненный опыт. В такие моменты я стараюсь прятать свое самолюбие, потому что она как любой спортсмен крайне амбициозна. Иногда Оля говорит: «Я сама знаю, как лучше». В таких случаях я всегда отвечаю: «Хорошо, это твое мнение». Я не доказываю ей что-то, просто стараюсь объяснять, как лучше поступить.

А вообще мы стараемся развести отношения тренерские и семейные. Хотя год от года все меняется. Ведь когда Оля была еще не замужем, у нас были одни отношения. Теперь наши отношения несколько изменились, ведь моя сестра стала матерью, выросла в эмоциональном плане. В какие-то моменты Ольга советуется с мужем, а мне, как дипломату, приходится лавировать между ними.

 

– Уже обсуждалась возможность поехать на Олимпиаду в Ванкувер?

– В 2006 году я ездила на Олимпиаду вместе с Ольгой. Но тогда Оля была еще молоденькой, очень переживала из-за всего и многое принимала близко к сердцу. Все эти годы она росла, и в прошлом году на чемпионате мира в Пьончанге все увидели, какой спортсменкой стала Ольга Зайцева. Если раньше я чувствовала, что у Оли что-то не получается на этапах Кубка мира, я срывалась с работы, летела к ней на соревнования, поддерживала ее, то теперь все иначе. На чемпионате мира в Корее она предстала уже настоящим спортсменом с большой буквы – смогла собраться, ведь атмосфера была непростая, можно было вообще поникнуть. Но когда в таких тяжелых условиях человек умеет взять себя в руки, не обращать внимания на какие-то разговоры, кляузы, косые взгляды и шумиху, а просто показывает свой лучший результат – это дорогого стоит.

Тогда я поняла, что моя чрезмерная опека больше не нужна. В любой семье родители поддерживают своего ребенка, но наступает такой момент, когда надо дать ему право выбора, свободу. То же самое было и у нас с Ольгой. Именно поэтому я не спрашивала ее о том, нужна ли я буду ей в Ванкувере. Решила, что если она сама заговорит об этом, тогда будем обсуждать этот вопрос, а нет – даже поднимать эту тему не станем. Тем более, что я знаю, какой это труд, чтобы на Игры попал личный тренер. Ольга же сама завела разговор об этом. И мне было важно услышать из ее уст о том, что я буду нужна ей на Олимпиаде.

Я ведь сама спортсменка и, конечно, моей мечтой всегда было попасть на Олимпиаду. Но так получилось, что я рано закончила спортивную карьеру, вышла замуж и выбрала для себя другую судьбу. И когда я поехала в Турин, увидела все своими глазами, эмоции были непередаваемые! В Турин я ездила по линии Росспорта, у меня была административная аккредитация, и мы даже жили с Ольгой в одном номере в олимпийской деревне. Вообще Олимпиада – это совершенно особенные соревнования по своей атмосфере. Воздух буквально наэлектризован, и нацеленность на победу непередаваемая! Все это я ощутила уже тогда: насколько важно находиться там вместе со спортсменами, чтобы помогать им даже чисто психологически. Буквально перед Турином Ольга переболела и на Игры ехала поникшая, ей нужно было поверить в себя. Мы ходили вместе на каждую тренировку, и я все ее движения записывала на видео, и потом мы каждый вечер смотрели, я показывала ей: «Оля, посмотри, твои движения становятся активнее, чувствуется толчок, уже нет затянутости, с каждым днем ты прибавляешь, видишь?» Оля соглашалась со мной. Мы были вместе все свободное время. И когда на днях Сергей Валентинович Кущенко спрашивал Ольгу о том, как она себя чувствовала на Играх, она ответила: «Мне было нормально». Это говорит о том, что она не чувствовала напряжение, на нее ничего не давило. И я подумала, значит не зря поехала!

Руководители Комитета по физической культуре и спорту города Москвы  оказывают нам с Ольгой постоянную поддержку и выделили денежные средства для того, чтобы я смогла помочь Ольге на в Ванкувере. И уже здесь, в Рупольдинге, исполнительный директор СБР Сергей Кущенко сказал, что сделает все возможное, чтобы максимизировать наше с Олей общение на Олимпиаде. Поэтому очень надеюсь, что все сложится так, как надо.

– Как будет строиться подготовка Ольги к Олимпиаде в Ванкувере за оставшийся месяц?

– Ольга будет тренироваться по плану сборной команды, как и было запланировано изначально. Мы полностью доверяем тренерскому штабу, летом на сборах впахивала наравне с молодыми девчонками. Я ей даже говорила: «Оля, побереги себя». Но она все равно делает все, что ей говорят, с отдачей на сто процентов.

Что скажете о нынешнем состоянии Ольги, ее физической форме?

– Когда увидела Олю в Рупольдинге, то очень порадовалась. Я волновалась за нее. В последнее время нам удавалось общаться лишь по телефону, но сейчас я поговорила с ней лично и совершенно спокойна. Я вижу, что у нее все в порядке в эмоциональном плане, что она все адекватно воспринимает. Например, вчера она заняла в гонке 17-е место, допустила два промаха на первой «лежке». Но она абсолютно нормально воспринимает это, не уходит в транс, а понимает, что это ее работа и она допустила ошибку, которую старается найти и исправить. Самое главное, чтобы не было никаких пессимистических настроений. А сейчас я вижу, что Ольга стала зрелой спортсменкой, которая отдает себе отчет в том, что она делает. А мы, тренеры, будем стараться сделать все возможное для нее.  

Екатерина Новикова, СБР

Фото: Евгений Тумашов, «Советский спорт»



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры