Главные новости

Ольга МЕДВЕДЦЕВА: «Хвалить себя не люблю»

26/02/2010

Двукратная олимпийская чемпионка Ольга Медведцева в интервью сайту СБР подробно разобрала свое выступление в Уистлере и поделилась планами на будущее – профессиональными и семейными.



Олимпиада для биатлонисток завершилась. Теперь можно расслабиться?

– Да, все, наконец, закончилось и мы теперь даже не знаем, что делать. Пойдем завтра за мальчишек наших болеть. Но что-то погода плохая. Если дождь будет, то мы, наверное, будем по телевизору смотреть: сейчас заболеть легко, а сезон еще надо заканчивать – полтора месяца впереди. Этапы Кубка мира, потом чемпионат России, а затем – Камчатка.



Трудно заставить себя выступать, когда главный старт четырехлетия позади?

– Вообще тяжело, когда главные старты заканчиваются, а надо выступать дальше. Ты держишь все в голове, а потом раз – и все проходит, выходит вся энергия.



После эстафетной гонки вы сказали, что чувствуете опустошение. До сих пор?

– Да. С каждой гонкой мы знали, что Олимпиада еще не закончилась. Мы знали, что нам нельзя расслабляться, что каждая дистанция – это шанс. А теперь Олимпиада закончилась. Кажется, что она пролетела очень быстро. Тяжело, но быстро. 

Вам после гонки столько вопросов задавали...

– И все одно и то же спрашивают: будешь бегать дальше или нет? Мне кажется, правильно будет не делать сейчас никаких выводов. Эмоции должны улечься, организму надо дать отдохнуть, чтобы понять, есть ли еще силы продолжать. Этот вопрос мне постоянно задают: и в 27 лет, и в 30... А когда сидела дома два года, все спрашивали: «Ты вернешься?». Спросить, что ли, людям больше нечего? Я еще не решила, и, думаю, это правильно. 



Когда решили вернуться в биатлон, верили, что удастся достичь того же уровня результатов, что был раньше?

– Сложно сказать, я ведь два года ничего не делала: не тренировалась, родила второго ребенка. А дети, что бы кто ни говорил, отнимают у матери здоровье, а не прибавляют его. Плюс я и старше стала.



Сравнивали, как были готовы к Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити и перед Ванкувером?

Как бы ни хотелось, повторить сезон невозможно. Я гораздо лучше себя чувствовала на Играх в Америке и в сезоне выступала стабильнее. Куда ни посмотришь, все о возрасте говорят. Но вот, например, шведка Олоффсон-Зидек родила ребенка в 35 лет – и ничего, бегает. Трое из нашей победной четверки не так давно родили детей... 



Что вас заставило выбраться из уютного дома и вернуться обратно в биатлон?

– Мне тяжело было, и я не скрываю, что мне вернуться помог Александр Тихонов, который под свою ответственность включил меня в сборную. Я ему благодарна за это. А там я уже сама проходила через все сито отбора, отбиралась на этапы Кубка мира.



Не сравнивали свою историю с возвращением фигуриста Евгения Плющенко?

– Нет. Ему только 27 лет – можно еще кататься и кататься и поехать на четвертую Олимпиаду – в Сочи.



Выиграв медаль в Ванкувере, вы всем все доказали?

– Неправильно так говорить, я не собиралась никому ничего доказывать. Другого глагола я не знаю, но «доказать» не подходит. Я просто стала тренироваться, а там – что получится. Получилось вроде неплохо. Но я себя не люблю хвалить, наоборот, частенько принижаю. А то вдруг корона на голове появится?



После четвертого места в масс-старте сильно расстроились?

– Проанализировав, я понимаю, что я сама отдала ту медаль. Отдала. Стреляй я побыстрее, все было бы иначе.



В эстафете, напротив, вы стреляли очень быстро.

– Надо было рисковать. Стреляла не быстро, но быстрее, чем в масс-старте.



Многие считают вас героиней этой эстафеты.

– Я не героиня, просто на моем этапе бежала немка Мартина Бек, а она явно не в лучшей своей форме. А так, в принципе, вся четверка показала равный результат на своем этапе – кто-то с запасными патронами, кто-то без, но у всех примерно одно время. Мартина бежала в плохом состоянии, француженка Мари Дорен и вовсе на штрафной круг ушла. Просто так получилось, что на их фоне я выглядела сильнее.



Часто так авторитетом давите?

– Специально – никогда.



Ольга, а вас не посещали мысли по окончании спортивной карьеры стать тренером?

– Не-е-ет! Хотя я по специальности тренер-преподаватель, как и многие спортсмены, но тренером работать не хочу. Не вижу себя в этом деле. Это тяжелый, неблагодарный труд. И вообще, если быть тренером, то надо начинать с малышей – привить любовь к спорту детям, а потом уже развиваться, создавать свои наработки.



У нас так мало женщин-тренеров. Как думаете, почему?

– Женщины все-таки хозяйки, матери, поэтому они выбирают домашнюю работу. Зато много женщин-тренеров работает с детьми. Но резерв подготовить – это ведь тоже определенные знания нужны. Привить любовь к спорту, чтобы после первых успехов он стремился к соревнованиям более высокого уровня. И надо не загнать малыша, чтобы он здоровеньким пришел во взрослый спорт.



Ваши коллеги с красноярского телевидения поздравляли с победой?

– Да, я даже «хрипушечку» им наболтала. Знают, что больше ни с кем разговаривать не буду, и пользуются этим иногда. Но не так часто, конечно, сейчас просто хороший повод был.



Зовут обратно работать?

– Нет. Это ведь не просто так, учиться надо. Тем более, пришло другое руководство, изменилась концепция программы. Они мне помогли однажды справиться со стрессом – огромное им спасибо. Но я думаю, что игры в телевидение – это сложно. Любой, кто бывает в кадре, должен быть и корреспондентом.



Но говорите-то вы хорошо.

– Работаю над этим. Теперь, когда других слушаю, замечаю ошибки. Я многое вынесла из этой работы. Стала говорить грамотнее, произношение улучшилось. Дочь Даша со мной на занятия ходила, запоминала слова, и если у меня что-то вылетает неправильно, она меня теперь поправляет. Даша уже семь лет в художественной школе занимается. Она и в конкурсах побеждает, грамоты приносит домой. Недавно вот ее в Москву приглашали на семинар для юных архитекторов.



А третий ребенок в вашей семье будет?

– Как родился Арсений, все уже о третьем пишут. Я бы хотела – почему нет? Здоровые родители должны рожать детей, это правильно. У нас в неблагополучных семьях появляется куча детей, а люди, которые имеют возможность вырастить нескольких детей, ею не пользуются. Маленький – это хорошо. Вот Арсений на новогоднем вечере вовсю тетешкался с сыном Ани Богалий. Максим еле ходил, ему ведь всего 10 месяцев было, так Сеня за ним приглядывал, за ручки его водил, хотя сам еле на ногах стоит. Он у нас заботливый очень.



Не хотите, чтобы он стал спортсменом?

– Он у нас активный очень, надо его, наверное, в спорт отдать. Получится результат – здорово! Ну вы на всякий случай запомните: лет через 20, если услышите имя Арсений Медведцев, знайте, это наш.  

Екатерина Новикова, СБР





Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры