Главные новости

«Первый ребенок — это незабываемо, но я хочу четверых»

27/10/2010
Мечты о большой семье с четырьмя детьми, поездки на японском грузовичке и беседы с личным психологом Иваном Черезовым — спустившись с гор после очередной тридцатикилометровой пробежки на леднике Дахштайн, олимпийский чемпион Евгений Устюгов встретился с biathlonrus.com и на собственном примере объяснил, что происходит cо спортсменом после победы на Олимпиаде и почему ванкуверское золото не может считаться самым важным событием в его жизни. 


— Во-первых, хотелось бы поздравить тебя с рождением дочери. Чувствуется, что для тебя это самое главное сейчас. 
— Знаете, сейчас мне вообще кажется, что все, что происходило со мной до рождения дочери — это такие мелочи! Я когда летел в Красноярск, не знал, куда деваться - самолет не поторопишь, связи нет, не знаешь, что происходит. Места себе не находил! Когда прилетел, сразу же первым делом поехал в роддом.


— То есть дочка родилась, когда ты был в самолете?
— Да, получилось так, что я опоздал на 2 часа. Она в половину четвертого родилась, а я в 6 приземлился. Когда самолет садился, получил от супруги смску «я рожаю», когда приземлился — «родила». Меня встречали брат с другом. В их глазах, вы знаете, я радость видел, счастье! Чувствовал, что происходит что-то очень важное и большое для всех моих близких людей. А на второй день, когда дочь улыбнулась мне, я реально не знал куда бежать! От счастья, от всего. Кто это прошел, тот поймет.


— А то, что не мальчишка? Все мужчины же мечтают сыне.
— Не знаю. Говорят, что дочь — это папин ребенок. Мне даже супруга сказала, что дочка — это тебе. Пацан, конечно, есть пацан — ты сам пацан, понимаешь, как расти, знаешь все нюансы. А с дочкой не знаешь ничего — ты же не девушка. Как это можно понять? Поэтому задача пока глобальная — создание всеми обожаемой и любимой. В первую очередь, конечно, отцом.
 
— А как же родить сына, построить дом и посадить дерево? 
— Нет, у меня другие планы! У меня будет много детей. Первый ребенок — это, конечно, что-то незабываемое. И сейчас трудно планировать больше, все складывается так, как должно складываться. Но вообще мне хочется четверых.


— Четверых?!
— Да. Я хочу построить дом большой, чтобы все жили счастливо большой семьей. Журналисты часто меня спрашивают, какая у меня есть неспортивная мечта. Была одна — родилась дочка. Сейчас есть другая — построить большой дом и жить в нем большой счастливой семьей. 


— Когда собираешься начать строить?
— Планирую весной, по окончании сезона.


— Когда для тебя так много значит семья и ребенок, на сборе ты отключаешься от домашних проблем или головой все же остаешься с родными?
— Конечно, я стараюсь полностью переключаться на работу. Но иной раз это невозможно. Вот два дня назад они пошли там в поликлинику, а им как то двусмысленно сказали, что может быть все не очень хорошо. Так я вообще ни о чем больше думать не мог. Потом через день супруга позвонила, сказала, что все хорошо, успокоила и сразу все вокруг расцвело и посветлело! 


— Много ли рядом с тобой людей, которые на тебя влияют? Способно, например, мнение болельщиков выбить тебя из колеи?
— Однозначно нет. Мнение болельщиков для меня важно, но я стараюсь смотреть в лицо фактам, а не словам. Болельщики переживают за нас, и я им благодарен, но огульную критику стараюсь близко не подпускать. Я понимаю, что где-то могу не оправдать ожидания людей, но они ведь должны понимать, что я тоже не сижу сложа руки. Поэтому, если кому то я не нравлюсь, меня это не трогает. 


— Чувствуешь, сколько людей теперь за тебя болеет?
— Первое время после Олимпиады было очень сложно. Я вернулся из Ванкувера как раз под 8 марта. Поехали с родителями и супругой по магазинам. Получилось так, что заходя в каждый магазин, меня узнавали, автографов в тот день не помню сколько раздал! Скрывать не буду, ходили по автосалонам (смеется). В итоге, пройдя по всем, мама и супруга в руках держали по огромному букету цветов. После этого мама сказала, что со мной больше никуда не пойдет, потому что устала, что везде узнают и останавливают. Понятно, что они не привыкли к этому, да и я сам первое время был в небольшом ступоре. Сейчас, кстати, стало гораздо спокойнее. А по началу в Красноярске я на самом деле надевал длинную дубленку и мохнатую шапку, чтобы не узнали.


— Уточним по автосалонам. Зачем они тебе были? Тебе же подарили президентскую «Ауди».
— Это было еще до приема у президента, а у меня была давняя мечта купить большой «Лексус». И вот мы пошли покупать! У нас же вся семья низкорослая, и когда стали его рассматривать, я предложил супруге сесть за руль, чтобы понимать, как она себя будет чувствовать в этой машине. И вот когда она села на водительское кресло и закрыла дверь, мы все дружно посмеялись — ее просто не было видно. И хорошо, что не купили, ведь в итоге мне подарили отличный автомобиль. Тоже, кстати, огромный, но и мне, и жене очень понравился! 


— Женя, а на чем ты до «Q7» ездил?
— Предыдущий кузов брал в кредит. Хотел взять какую нибудь подержанную недорогую, но знающие люди посоветовали залезть в кредит и взять хорошую машину. Я в итоге так и сделал — купил «Фольксваген Пассат». Был безмерно счастлив! Потому что до этого ездил на «Жигулях» и праворуком японском грузовичке. 
— Зато сейчас, наверное, Евгений Устюгов может позволить себе все. Жить стало легче и комфортнее или просто запросы стали больше?
— Не скажу, что запросы выросли, но жить легче стало. Улучшились жилищные условия, появился роскошный автомобиль. Но и жизнь наша стала дороже — за ту же машину надо платить в разы больше. Раньше бы я такой автомобиль содержать не смог. Но при этом мы не стали ходить в дорогие бутики, не гоняемся за брендовой одеждой. Просто перестали думать о том, что нужно зарабатывать, чтобы жить. 


— Понятно, призовые для тебя не главное. Значит, Евгений Устюгов — упрямый карьерист?
— Где-то в глубине души я понимаю, что именно так. Не хочу это осознавать и поддаваться чувствам, но у меня внутри эта черта все же затаилась. Мне всегда хочется добиваться большего и большего. Так было всегда — от детской спортшколы до олимпийской сборной. 


— А ради чего? Чтобы узнавали?
— Нет. Даже не знаю как объяснить... Есть у меня линейка, по которой я иду по жизни. Еще будучи юношей я начал заниматься биатлоном, и уже тогда во мне сформировалась мечта — стать лучшим. В юношах я им стал. Переходя в юниоры, я понимал, что среди старших ребят лучшим стать будет очень и очень сложно. Но и тут у меня получилось. Вот так и иду шаг за шагом. Когда начал выступать среди мужчин, опять было тяжело, но стимул оставался тем же — быть лучшим. И в трудные моменты я говорю себе внутренним голосом, что должен идти вперед. 


— Куда еще вперед после личного Олимпийского золота? 
— Теперь нужна другая цель. Но пока я перед собой ее еще не поставил — не придумал. 
 
— После золота на первой же Олимпиаде, наверное, по-другому невозможно. Нужно искать дополнительную мотивацию. 
— Начал искать еще со своего первого индивидуального сбора. Было очень тяжело заставлять себя опять начинать работать. Вливался натужно, но на сборе в Оберхофе как-то вечером мы с Иваном Черезовым случайно сели за долгий разговор. У меня действительно тогда были мысли, что уже все есть и не к чему стремиться, но Ваня так умело разложил мне все по полочкам! Я не очень помню, что именно он говорил, но ему удалось убедить меня, что Ванкувер — только начало пути, что ни в коем случае нельзя сейчас останавливаться! 


— Иван Черезов — личный психолог Евгения Устюгова?
— Получилось, что так. Я именно тогда смог наконец расставить приоритеты: я очень хочу участвовать в домашней Олимпиаде. Кто через 30 лет сможет похвастаться тем, что выступал на сочинской Олимпиаде? Единицы. При этом победу на домашних играх одержат действительно избранные. Хочется оказаться среди них. Оставшееся до сочинской Олимпиады время пролетит очень быстро, но никто не знает, кто в 2014-м году выстрелит. Ведь можно один сезон блистать, а на следующий провалиться. В конце концов, зачем останавливаться на одном титуле, когда есть шанс выиграть еще несколько?


— Ты готов к тому, что в этом сезоне на тебя все будут смотреть, как на олимпийского чемпиона? Не боишься этого давления? 
— Я стараюсь не задумываться на этот счет. Лишняя психологическая атака мне ни к чему. Начнется сезон и будет видно. В нашем виде спорта на старте сезона нельзя быть в себе уверенным на все сто процентов. Я лучше буду остерегаться чего-то, чем проявлять самоуверенность. Это мой жизненный принцип — много работать и идти к своей цели, а когда добьешься результата, тогда можно уже можно сказать — да, я об этом мечтал и к этому стремился!


Мария Байдина
Пресс-служба Союза биатлонистов России


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры