В среду и четверг биатлонисты мужской сборной России проходили этапное комплексное обследование во Всероссийском научно-исследовательском институте физической культуры. В чем заключается особенность ЭКО? Почему спортсмены каждый раз едут во ВНИИФК как на каторгу? Как выглядит тредбан и кому принадлежит рекорд выносливости на этом тренажере? Пресс-служба СБР отвечает на поставленные вопросы."/> Прошли ЭКО и выдохнули

Главные новости

Прошли ЭКО и выдохнули

08/07/2010

В среду и четверг биатлонисты мужской сборной России проходили этапное комплексное обследование во Всероссийском научно-исследовательском институте физической культуры. В чем заключается особенность ЭКО? Почему спортсмены каждый раз едут во ВНИИФК как на каторгу? Как выглядит тредбан и кому принадлежит рекорд выносливости на этом тренажере? Пресс-служба СБР отвечает на поставленные вопросы.

О необходимости прохождения ЭКО руководитель комплексно-научной группы Николай Загурский говорил нам еще давно. Но спортсмены при упоминании о предстоящем обследовании во ВНИИФКе менялись в лице. «Опять придется умирать на этом тредбане» — в таком ключе отвечал почти каждый. Нам объяснили, что это обследование проводится для определения функциональной подготовленности спортсменов. В этом году было решено протестировать национальную команду по окончании первого сбора в Острове и в разгар предсезонки осенью. Женская команда обследовалась неделей ранее, мы же приехали наблюдать за мужчинами.



Чтобы пройти полноценное обследование, во ВНИИФК приходится приезжать с утра пораньше – сдать кровь можно только до 10 часов. Глубоко ошибается тот, кто думает, что в институте исследуют только физические способности спортсменов. Алексей Волков, в прошлом году привезший четыре медали с чемпионата Европы, уже надел шорты и майку и готов выйти на беговую дорожку, но еще не время. Сначала необходимо посетить психолога, а затем заполнить многочисленные распечатки с тестами. Волков сидит за маленьким столиком, обложившись бумагами, с карандашом в руке и говорит о том, что ЭКО – это еще и серьезная умственная работа.

На разбросанных по столу распечатках следующая информация:

— «Оценка психической надежности» (цель: выявить психологические особенности вашей спортивной деятельности. 22 вопроса, содержащих по три ответа каждый);

— «Исследование волевой саморегуляции» (тест, содержащий 30 утверждений);

— «Исследование самооценки» (на шкале отмечается степень каждого заданного параметра (уверенность в себе, волевая мобилизация, техническая готовность, физическая готовность и тд);

— «Диагностика личностных и групповых базовых потребностей» (сравнить приведенные утверждения);

— «Степень хронического утомления» (прочитать утверждение и соотнести его с тем, как вы себя обычно чувствуете в течение последних нескольких месяцев);

— «Мотивация успеха и боязнь неудачи» (20 вопросов);

— «Диагностика личностных и групповых базовых потребностей» (сравнить приведенные утверждения).



Евгений Устюгов: «Психологический тест проходил впервые. Врачи сказали, что это новый обязательный пункт в программе ЭКО. Надо сказать, что этот тест не такой изнурительный, как тредбан и велосипед. Я пока не знаю, с какой целью мы проходим его и какие будут результаты этого нововведения, но вопросы были интересные, касающиеся спортивной психологии. Проходя эти тесты, поймал себя на мысли, что пытаюсь сам проанализировать, насколько высока моя самооценка, волевые показатели, психическая надежность. Очень любопытно будет послушать специалистов после появления результатов.

Пообщавшись с психологом и ответив на вопросы многочисленных тестов, спортсмены идут к специалистам по антропометрии. Все ребята в один голос утверждают, что в этом кабинете сидят настоящие профессионалы своего дела с многолетним стажем работы именно в этой узконаправленной области, которые с ходу могут определить проблемные зоны каждого спортсмена.



«Мы смотрим за развитием мышечного и жирового компонентов, — говорит заведующая лабораторией Тамара Абрамова. — Необходимо понимать, что мы ведем каждого спортсмена сборной страны уже на протяжении многих лет, сохраняя все данные в архиве. Соответственно, исследуем динамику изменений, которые происходят в организме. Те же мышечные и жировые компоненты отражают степень способности выполнения работы спортсменом.

На основании сорокалетних исследований сборных команд были определены нормативы оценки мышечной и жировой массы, которые позволяют оценить адекватность переносимости нагрузки спортсменами. Кроме того, мы оцениваем плотность лучевой и большой берцовой кости, которая характеризует состояние костного обмена в ответ на постоянную нагрузку. Изучаем состояние стопы, осанки, ведь биатлон — это асимметричный вид деятельности, так как спортсмены стреляют всегда из одного положения. Им необходимо выполнять упражнения, которые будут задействовать симметричные мышцы. Но об этом мы уже больше разговариваем с тренерами».

Сдать кровь, пообщаться с психологом, пройти тестирование и измерить антропометрические данные — выражаясь языком спортсменов, это всего лишь легкая разминка. Следующим пунктом назначения является кабинет, которого все спортсмены если не боятся, то открыто опасаются точно. Алексей Волков предлагает посмотреть на Андрея Маковеева, который уже в кислородной маске бежит по беговой дорожке (эта дорожка и носит звонкое название «тредбан»), а следом должен будет отработать свою дистанцию и на велоспеде. Причем Волков предлагает визуально оценить состояние Маковеева именно после велосипеда. Надо сказать, что это зрелище не для слабонервных.



«С помощью этого теста мы оцениваем функциональную подготовленность спортсменов, — говорит заведующий лабораторией функционального тестирования спортсменов Эдуард Бутулов. — Сначала ребята в спокойном состоянии сдают кровь, делают кардиограмму. Следом они идут на беговую дорожку. По ходу бега мы получаем данные основных параметров: пульс, максимальное потребление кислорода, вентиляция легких, коэффициент утилизации кислорода. По этим показателям мы определяем экономичность дыхательной системы и мышечной выносливости. Спортсмен начинает бежать со скоростью 3 метра в секунду, через каждые три минуты скорость увеличивается на 0,5 метра в секунду и в этот момент происходит забор крови из пальца для определения степени загруженности окислительной системы. При этом угол дорожки равен одному градусу. Бегут ребята до отказа, пока силы не закончатся, после чего мы останавливаем дорожку.

После пятиминутного отдыха спортсмен садится на велосипед. Здесь уже задается постоянная нагрузка. Необходимо минуту крутить педали в максимальном темпе для определения резервных возможностей организма. Что касается результатов на беговой дорожке, то здесь долгое время рекорд выносливости принадлежал Юрию Борзаковскому, который держался 18 минут и 30 секунд. Но на днях один из лыжников молодежной команды сумел выдержать 19 минут. Кстати, в прошлом году биатлонист Владимир Семаков показал результат за 17 минут. Но тут, конечно, необходимо учитывать на каком этапе подготовки к сезону находится спортсмен во время тестирования».

Максим Максимов: «По ощущениям работа на тредбане напоминает работу во время серьезного старта. На нем работаешь действительно на пределе. Язык на плече, ноги ватные. Последние минуты реально представляются в виде финиша гонки, когда бежишь, не чувствуя тела. Очень тяжелый тест. После него, как и после соревнований, долго еще отходишь».

Алексей Чурин: «Честно говоря, каждый раз приходится себя заставлять идти на ЭКО. Это тяжелая работа. Тем более для нас, так как мы больше привыкли к монотонной работе, а здесь – взрывная. Мы не так часто используем велосипед и не в таком спринтерском режиме. Велоэргометрия похожа на финишный отрезок, это взрывная работа на пределе. Когда с него слезаешь, даже ноги подкашиваются, настолько мышцы забиты. Каждому по разному, но мне нужно потом минут десять, чтобы отдышаться и придти в себя.



По словам ребят, частенько бывают случаи, когда спортсмен с велосипеда самостоятельно слезть не в состоянии, —настолько приходится выкладываться. Но и на этом ЭКО не заканчивается. Остается еще замер прыжковой способности и работа на инерционном тренажере, где спортсмены имитируют толчки палками из классического лыжного бега. 





«С помощью этих тренажеров мы даем оценку уровня скоростно-силовой подготовленности, — говорит ведущий научный сотрудник Николай Кондратов, который изучает спортсменов сборной по зимним видам уже более 32 лет. — В этом кабинете мы оцениваем скоростно-силовые качества рук, ног и плечевого пояса. Исследование работы ног проходит на тензометрической платформе при выполнении упражнения «прыжок вверх с места толчком двумя ногами, раздельно левой и правой ногами со взмахом рук.



Что касается рук и плечевого пояса, то здесь работа идет на инерционного типа тренажере. Этот тренажер позволяет имитировать с высокой степенью точности кинематические и динамические характеристики в специальных упражнениях лыжников и биатлонистов. Перед эксплуатацией тренажер настраивают на каждого конкретного спортсмена – задается нагрузка, равная его весу тела».

Максим Чудов: «Инерционный тренажер требует от нас взрывной работы. Необходимо работать руками с максимальной выкладкой. У меня он вызывает ассоциации с масс-стартом, он и по технологии схож. Мне кажется, кто обладает лучшими показателями на этом тренажере, тот мощнее стартует. Не скажу, что чувствую себя измотанным после этого теста. Бегать в кислородной маске под наклоном и с увеличением скорости гораздо тяжелее».

На выходе из ВНИИФКа ребята выглядели уставшими, но довольными — ЭКО позади. После таких испытаний предстоящий сбор в Эстонии, куда команда отправляется в четверг, опасений с точки зрения физических нагрузок не вызывает.


Александр Иванов
Пресс-служба Союза биатлонистов России


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры