Сообщить о допинге

Главные новости

Сергей Кущенко: «Защищаем в IBU интересы России»

06/09/2010
Исполнительный директор Союза биатлонистов, первый вице-президент Международного союза биатлонистов Сергей Кущенко, проработав на новом месте 3 насыщенных дня, нашел время для интервью biathlonrus.com и рассказал о том, как баскетбольная дружба помогает на выборах, каким образом можно совместить интересы СБР и IBU и о чем на конгрессе спорили больше всего.


— Сергей Валентинович, когда Вы впервые задумались о том, чтобы пойти на выборы? 

— Я о таком шаге не задумывался. Предложение о моем выдвижении поступило от Правления СБР, а инициатором выступил президент СБР Михаил Прохоров. Честно говоря, к этой мысли я привыкал очень долго. Осмысление происходящего приходило постепенно. Мы с Михаилом Дмитриевичем много разговаривали на эту тему и сразу после решения Правления мы начали серьезнейшую работу. В реализации этого проекта огромную роль сыграли Родион Тухватулин, Дмитрий Васильев и Дмитрий Алексашин. При этом помогали все: и Виктор Маматов, и Вадим Мелихов — работала вся команда СБР. Не остались в стороне и мои личные друзья еще по линии баскетбола. Баскетбольные функционеры Греции, Испании, всех балканских стран общались на предмет моей кандидатуры с представителями своих биатлонных федераций. Нам надо было объяснить людям, что мы делаем этот шаг, уже имея конкретный проект развития. И в итоге вся эта огромная работа привела к тому, что моя кандидатура была выбрана единогласно. Этот факт я расцениваю, как некий кредит, который нам еще предстоит оправдать. Только кредит этот выдан не только мне, а всему российскому биатлону.


— С момента принятия решения о выдвижении вашей кандидатуры до вчерашнего дня были минуты, когда у вас возникали сомнения в успешном итоге выборов? 

— Дело в том, что решение Правления СБР не обсуждается. А с того момента, как это решение было принято, надо было не прикидывать шансы, а непосредственно работать над реализацией задуманного. Считаю, что мы смогли донести до представителей всех федераций философию работы СБР и привлечь их внимание к возможным направлениям развития IBU.


— Вы в биатлон пришли чуть более года назад, в то время как в IBU работают люди, которые всю жизнь связаны с этим видом спорта. Можно сказать, что единогласное одобрение вашей кандидатуры является признанием всей биатлонной семьи? 

— В Санкт-Петербурге признали не меня, а позиции нашей страны и новую команду, работающую с биатлоном в России. Но, надо понимать, что мы пришли не на пустое место — теми людьми, которые работали до нас и продолжают делать все для развития отечественного биатлона сейчас, за многие годы была подготовлена очень успешная платформа. И нам эту планку ни в коем случае нельзя опускать. Наоборот, сейчас СБР, обладая всеми необходимыми возможностями, может поднять эту планку еще на более высокий уровень. Чем больше мы будем вникать в проекты IBU, чем больше мы будем учиться, тем быстрее мы будем расти.


— После того, как пересели в президиум IBU и началась работа, не заметили, что коллеги из других федераций стали на вас смотреть немного по-другому? 

— Ничего такого не заметил. Сейчас, в первую очередь, необходимо осмотреться вокруг, понять и проработать все детали, которые мы три дня на конгрессе обсуждали. Биатлон — предельно детализированный вид спорта. За дни работы конгресса исписал целый блокнот. Я хочу понимать и анализировать все текущие процессы в IBU. И после вынесения каких-то выводов мы будем переносить все лучшее в российский биатлон. Те изменения, которые мы здесь принимаем в Конституции IBU, необходимо сразу переносить и в работу СБР. Я уверен в том, что на данный момент российская федерация является одной из самых развивающихся. Сегодня в биатлон идет колоссальное количество инвестиций и от государства, и от регионов, и от коммерческих компаний. Нам необходимо максимально использовать этот ресурс не только по части спортивной составляющей, но и в организационном плане.


— То, как работа налажена в IBU, может стать примером для СБР? 

— Уверен в этом. За примером далеко ходить не надо — я считаю организацию текущего конгресса образцовой. Да и демократичность в принятии решений не может не подкупать. Международный союз уже добился того, что биатлон сейчас привлекает внимание миллионов болельщиков, а телевизионные трансляции идут едва ли не на весь мир. Нельзя сказать, что Союз биатлонистов России сильно отстает в плане организации от IBU, но некоторые вещи нам, несомненно, стоит перенять.


— По поводу чего на конгрессе дискутировали больше всего? 

— Меня приятно удивила ситуация, которая сложилась при обсуждении вопроса о количестве голосов от федераций. Исполком IBU был готов дать сильным биатлонным державам по два голоса, а маленьким и развивающимся — по одному. Но конгресс такое решение не принял из-за большого количества протестов от малых федераций. Вот такая демократичная обстановка была у нас в зале. 
Затянулось обсуждение о повышении уровня соревнований второго эшелона. Приняли решение сократить количество спортсменов, выходящих на старт гонок этапов Кубка мира. Это делается и для элементарного удобства, и для  улучшения показа телевизионной  картинки. Мы понимаем, что основной доход IBU получает от продажи телевизионных прав. Например, из-за большого количества участников гонки в трансляцию не попадает картинка с церемонии награждения победителей. Это же неправильно. Любые соревнования должны короноваться кадрами счастливых победителей с медалями. Необходимо учитывать и тот факт, что при сокращении количества участников на этапах Кубка мира, совсем другой статус получит Кубок IBU. В предстоящем сезоне Международная федерация выделит солидные средства для раскрутки вторых по значимости соревнований. Это тоже, я считаю, один из основных положительных итогов конгресса. 


— В ходе заседаний  обсуждались и допинговые проблемы. В этом вопросе позиции СБР и IBU совпадают?

— Наша антидопинговая комиссия после окончания конгресса пересмотрит внутренние регламентирующие издания. Борьба с допингом — приоритетное направление Союза биатлонистов России, поэтому здесь мы, естественно, будем идти одним направлением с IBU. Мы пересмотрим и штрафные санкции в пользу увеличения, и информационную составляющую. На мой взгляд, есть большая проблема, когда спортсмены в определенном переходном возрасте, когда их дальнейшее развитие карьеры зависит от одного-единственного старта, имеют соблазн прибегнуть к запрещенным технологиям. Свои предложения по этому вопросу мы готовили еще накануне конгресса, теперь доработаем и отправим в Министерство спорта и Олимпийский комитет.


— Представители СБР на проходящих заседаниях выносили какие-то свои предложения для обсуждения конгрессом? 

— Дело в том, что Исполком IBU высылал всем федерациям многочисленные предложения еще до начала конгресса, и мы все эти предложения обсуждали и выносили свое единое решение. Естественно, для нас приоритетными были интересы СБР. Но здесь очень сложно соблюсти баланс между интересами мощных биатлонных держав и тех федераций, которые только делают свои первые шаги развития. Понятно, что Россия, Германия, Швеция, Норвегия, Австрия имеют сильные позиции в мировом биатлоне. При этом представители федераций, которые имеют, например, одного сильного спортсмена, хотят выстроить такую систему подсчета очков, согласно которой этот спортсмен будет увеличивать квоту выступающих для своей страны. И здесь нам, в первую очередь, необходимо защищать позиции России.


— Уже приходилось сталкиваться с ситуацией, когда необходимо было выбирать между интересами IBU и СБР? 

— Пока такой момент не наступил. Мы принимаем общие решения, которые способствуют развитию биатлона, как вида спорта. При этом, естественно, каждый присутствующий на заседании в первую очередь представляет интересы своей федерации. Теперь от нас с Витором Майгуровым зависит скорость интеграции принятых решений IBU в работу национальных команд страны. И надо отметить, что многие решения IBU так или иначе влияют как на ход подготовки спортсменов к соревнованиям, так и на предъявляемые требования к строительству биатлонных комплексов. Учитывая объем строительства биатлонных баз в России, нам ни в коем случае нельзя медлить с донесением новых поправок до исполнителей работ.


— Последние три дня практически беспрерывно весь световой день вы проводили в зале заседаний. Давно не приходилось столько времени сидеть на одном месте? 

— Очень давно. В последний раз, наверное, столько заседали по вопросам баскетбольной Евролиги. Честно говоря, мне к этому привыкнуть трудно (смеется). А еще меня расстраивает тот факт, что у нас в гостинице уж слишком маленький спортзал. Гостиница великолепная, а вот в спортзал невозможно попасть, — там две беговые дорожки, и те всегда заняты. 
 


— Придется уточнить, насколько хорош будет спортзал в Мерано в 2012 году.

— Это точно. Главное — не забыть об этом за изучением материалов будущего конгресса!


Александр Иванов
Пресс-служба Союза биатлонистов России


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры