Главные новости

ТАМ, ГДЕ БЫЛА ВОЙНА

08/05/2010


«У меня прадед на войне пропал без вести, – рассказывает Анна. – Савинцев Михаил Васильевич. Ему 38 лет было тогда. В первые дни войны его призвали из родной деревни Анциферовская Вологодской области. Он не один из села ушел, их было четверо. Собрались и ушли за одну ночь. Как погиб, никто точно не знает. Рассказывали, что был такой бой жуткий, где-то под Воронежем. После боя по реке переправа была по трупам. По телам реку переходили. В этой мясорубке найти живых невозможно было. Если и были они, под тяжестью тел умерли. Я слушаю рассказы родных, и мне страшно».



«Родственники пытались найти место, где прадед погиб. Чтобы хотя бы знать, где захоронен. Не удалось. Осталось только письмо, где говорится, что он пропал без вести. Оно в семье хранится. И сколько в стране таких семей?! Сколько наших дедов и прадедов в земле, сколько могил неизвестного солдата...»





«Письма из дома были, наверное, самыми счастливыми моментами на войне. Человек получал письмо, пробегал его глазами, вспоминал родные лица, мирные рассветы дома, детей своих, любимых. А потом прятал в нагрудный карманчик, брал оружие и шел воевать. За них. За то, чтобы они жили. И, если удавалось живым прийти из боя, снова доставал письмо и перечитывал уже каждое слово. А ночами плакал. Не от боли плакал. От боли так не плачут».



«Все до единого, кто воевал, кто пережил войну – великие люди. Не важно, на фронте воевал, в тылу или маленьким ребенком был. Жить, не зная, что дальше – самое тяжелое. Думаю, мысль у всех была одна. Защитить родных, уберечь детей, победить, выстоять, не дать врагу родную землю. Эта мысль давала силы. На этом подъеме шли в бой. Каждый о своем думал, но все обо одном».



«Смогла бы я взять оружие и воевать? Если нужно было бы, то да. Но стрелять в живых людей... Не представляю, как это. Наверное, надо очутиться в том времени и в той ситуации. Увидеть, как гибнут близкие и родные, как умирает рядом человек, который тебе только что про своего сына рассказывал... и тогда, я думаю, такой внутренний протест, такое желание защитить всех, кто тебе дорог, что ни о чем больше думать невозможно».



«Не знаю, способны ли мы на такие подвиги. Наше поколение другое: другое время, другие ценности. Но, сейчас сравниваешь и понимаешь: наверняка многие бы пошли на фронт добровольцами, но были бы и такие, кто струсил, скрывался бы. Это должно с молоком матери передаваться. Защитить, уберечь, не дать в обиду. Я сегодня вдруг представила на секунду – а что, если завтра случится что-то ужасное и страшное, и вдруг вся жизнь перечеркнута... Представила и поняла, насколько ничтожны все сиюминутные цели и желания. Мир и спокойствие – самое главное».



«Я боюсь даже думать, что это возможно. Нет, никогда. Я за мир во всем мире. Пусть та война останется в нас, мы передадим своим детям рассказы и книги, они должы и будут знать, какой подвиг совершили наши предки. Это ведь почти невозможно было – остановить вооруженную, подготовленную машину, уже почти поработившую Европу. Но наш народ часто делает невозможное. Нас трудности закаляют. Мы гордимся нашими дедами, но пусть все это останется в прошлом. Это действительно страшно».



«Мы, наверное, никогда не поймем, что чувствовали наши предки, уходившие на фронт. Мы можем себе это представить, но прочувствовать – вряд ли. Я вспоминаю «А зори здесь тихие», ведь юные девчонки и сами не понимали, куда идут и что их ждет. Как это – сегодня планировать жизнь, поступать в институты, думать о будущем, а завтра – раз – и будущего нет? И даже взрослые люди, с кем я разговаривала, которые мудрее и старше, то же самое говорят. Нам не дано этого понять. Но мы всегда будем преклоняться перед теми людьми, которые пережили это ради нас».







Фото Вячеслава Айкина. 
Координатор проекта Наталья Щеглова. 
СБР благодарит за содействие в организации съемок председателя Кемеровского Областного совета РОСТО (ДОСААФ) Шемаханова Виктора Петровича, Кемеровский Областной Драматический Театр и Театр для детей и молодежи.


Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры