«неуд» всему тренерскому штабу российской сборной за прошедший сезон, но вариантов решения проблем так и не обозначили. Журналисты, протомившиеся почти 8 часов в ожидании перспективы, пообщавшись по окончанию с лучшими тренерскими умами России, решили сами поискать ответ на главный вопрос: «А что взамен, если всех разогнать?».

"/> Учимся разговаривать

Главные новости

Учимся разговаривать

28/03/2012

Долгожданный тренерский совет в Увате прошел скорее эмоционально, чем конструктивно – региональные специалисты влепили «неуд» всему тренерскому штабу российской сборной за прошедший сезон, но вариантов решения проблем так и не обозначили. Журналисты, протомившиеся почти 8 часов в ожидании перспективы, пообщавшись по окончанию с лучшими тренерскими умами России, решили сами поискать ответ на главный вопрос: «А что взамен, если всех разогнать?».

«Гнать Вольфганга Пихлера в шею!», «Гнать из сборной всех тренеров!», «Нет медалей, значит, неуд!», «Этот тренерский коллектив не приведет нас к медалям в Сочи!». Различая из-за неплотно закрытой двери конференц-зала уватского ФОКа фрагменты дискуссии тренерского совета, невозможно было отделаться от мысли, что совет давно закончился и превратился в традиционное тренерское застолье, что его делегаты успели даже поздравить с юбилеем Евгения Пылева. Начались задушевные полусемейные споры с переходом на «ты авантюрист и шарлатан!» и «да кто у вас появился за последние 10 лет!?». Слишком уж громкие и не по-деловому эмоциональные речи неслись из-за двери.

А между тем тренерские штабы первых команд только что отчитались о проделанной в сезоне работе. Отчитались, как положено: с анализом ошибок, с графиками недоборов там, да недоработок еще в чем-то. Пихлер признал, что большой ошибкой было не дать отдохнуть девочкам после чемпионата России в Уфе, и что мало контакта было с личными тренерами, знающими спортсменок гораздо лучше, чем он сам. Гербулов сказал, что промахнулись с подготовкой к чемпионату мира и объяснил причины. Серьезный анализ, одним словом.

/content/news/40171/002FFC9F2F24376D3830

Очевидно, рассчитывали тренеры услышать серьезные вопросы, ждали конструктивного диалога. Понять их можно – вопросов и у них самих к себе достаточно, а тренерский совет в этом году из вечера встреч превратился в рабочий орган СБР с правом рекомендательного голоса. Потому и оценку ставили, потому и протокол велся, и видеозапись шла от первой до последней минуты. По идее далекие потомки должны будут лет через 50 эту запись из архива извлечь и, подивившись на качество записи, углубиться в исторические исследования – как поколения тренеров первой половины XXI века искали выход из кризиса, в котором наш биатлон оказался. Уровень дискуссии, что-то мне подсказывает, шокирует их куда сильнее, чем допотопное качество записи. Это что – диалог? А, например, тезис «эти тренеры никуда не годятся, но предложить других не могу, потому что в России сейчас никого нет» — это для какой передачи шутка?

В кратком курсе истории КПСС утверждается, что при подписании Брестского мира с немцами идеолог мировой революции Лев Троцкий огорошил переговорщиков следующим абсурдизмом: «ни войны, ни мира, а армию распустить». Не знаю, как там на самом деле было в 1918, но, спустя без малого 100 лет, дискуссия вокруг российского биатлона не раз и не два норовила скатиться к троцкистским тезисам.

/content/news/40171/001D7C9D6B8F2C536070

Давно ловлю себя на мысли, что на биатлонные тренерские совещания вполне могу ходить как старый театрал – к определенному моменту, – а потом уходить. Представляю каково, например, Валерию Польховскому или Андрею Гербулову, у которых счет этих совещаний уже близится к сотне. Все давным-давно известно: кто будет шуметь, кто требовать взять его спортсмена седьмым или восьмым (ни в коем случае не выше) номером в команду, кто будет выторговывать оплату проезда его команды куда-нибудь в Екатеринбург или Уфу. И снова, и снова бесконечные: этих тренеров убрать, не справляются, на Олимпиаде останемся без медалей. Графики, аналитические материалы, справочные материалы, которые Николай Загурский ваяет и ваяет, забыв еду и сон, – все это прочитывается от силы третью делегатов.

Наш тренерский совет – это российский парламент начала 90–х годов, когда депутату важно было прорваться к микрофону, обратить на себя внимание, сотрясти воздух, став фоном для единиц, которые по крайней мере ясно сознавали свои цели и имели хоть какую-то программу.

/content/news/40171/0045A25263B3FD80A7C0

Давайте поставим на женскую сборную Леонида Гурьева. Слышу перманентно этот призыв уже лет 10. При этом сами агитаторы не хуже моего понимают, что Леонид Александрович, поднявший в Тюмени биатлон с уровня барачных секций до стадионов мирового уровня и экспериментальных команд способных занимать в России первые места на всех стартах, так просто все не бросит и не уйдет в сборную – чего он там не видел? Имеющий уникальные (сопоставимые с уровнем национальных команд) возможности для тренировок, выездов, участия в соревнованиях, главный тренер Тюменской области чувствует себя главным на хозяйстве, воспринимая периодические отлучки в сборную (все равно ведь привлекают то как консультанта, то как ведущего юниорской группы) едва ли не как повинность. Вот и теперь, вышел Гурьев из конференц-зала и на вопрос: как он оценивает собственную перспективу, лишь плечами пожал. Мол, ты сам разве не знаешь?

В России совсем немного спортсменов высокого уровня – все это выдумки. И здоровье у нынешних российских спортсменов – вглядись внимательнее – уже не слава богу. Рухнувшая в начале 90–х демография, массовый уход тренеров в бизнес, а главное, неприход на нищенские тренерские ставки новых специалистов – все это привело к тому, что мы ныне имеем. Однако, самих тренеров в России сейчас еще меньше, чем спортсменов. И вырастить нового тренера масштаба сборной – для этого требуется много лет. А пока мы бросаем в бой новобранцев. Павел Ростовцев, Сергей Коновалов, Валерий Медведцев — батальонами командуют лейтенанты, как в Великую Отечественную. Этим лейтенантам не хватает опыта, они нуждаются в совете, в поддержке – им крайне нужны рядом специалисты масштаба Пихлера, Польховского, Гербулова. Иных вариантов нет. Но с кем им разговаривать? К кому идти за советом? Всех прогнать. Всех – в шею. А что взамен?



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры