Сообщить о допинге

Главные новости

«Уходит на дистанцию элегантный Гундарцев…»

13/12/2014

Владимир Ильич Гундарцев не дожил до своего 70–летия всего ничего. Биатлонная семья простилась с олимпийским чемпионом в конце ноября, и потому не вспомнить об одном из пионеров отечественного биатлона в день его юбилея Biathlonrus.com не имел никакого права. Вспоминали, листая подшивки старых газет, в компании брата легендарного биатлониста и его старых друзей.

Реалии уходящих поколений трудно представить даже нам, чьи деды прошли мировую войну и все, что ее окружало. Нынешним спортсменам – еще труднее. Существует расхожее мнение, дескать, в 50–60 годы конкуренция в биатлоне была не очень, и потому победы только что не штамповали. Побегали бы, да постреляли они теперь – когда миллионы зрителей, когда на победу с десяток претендентов, а на призовое место и вовсе просили не занимать. Все это от недостатка информации, на мой взгляд. И потому юбилей каждого гиганта эпохи – повод навести в этой самой информации порядок. Безумно жаль, когда это делается в отношении уже покойного.

Газетные вырезки

Владимир Ильич родился в Челябинской области в многодетной семье железнодорожника на одном из разъездов. Школа была в пяти километрах от дома, обходить приходилось вокруг горы (Южный Урал), катание с которой и составляло зимний досуг Володи и его сверстников.

— Володя начал заниматься лыжами классе, наверное, в 4–5, — вспоминает его брат Николай Ильич. — Сначала в школе под руководством  преподавателя физкультуры, Стрыгина Геннадия Ивановича (он и дал ему первые лыжи, а то все на досках ездили). После окончания семи классов Володя поступил в ремесленное училище и там уже занимался при заводе в лыжной секции. Так до армии и занимался, выступал на областных соревнованиях за «Труд» и даже получил первый спортивный разряд. А вот когда Володю призвали в армию и привезли в Москву, первый начальник физподготовки сразу обратил на него внимание и послал в Мытищи на сборы. Вот там он и познакомился с биатлоном – тем более, что дисциплина эта была новой, и под нее среди перспективных спортсменов-лыжников проходило что-то вроде мобилизации.  

Григорий Максимович Лузин, чемпион мира-56 по стрельбе, поставил брату стрельбу. Да так поставил, что стрелял Володя всегда хорошо! После его перевели в «Динамо» и там он начал тренироваться вместе с такими уже легендарными биатлонистами, как Привалов, Соколов, Гончаров. Свою первую медаль – бронзу чемпионата мира 1968 – он завоевал будучи еще солдатом-срочником. За два года от азов стрельбы до мирового пьедестала!

Прогресс Гундарцева был стремителен. Очевидно, он был изрядно одарен природой. Это бросалось в глаза всем. Чего стоит одна газетная строка – «Уходит на дистанцию элегантный Гундарцев». Это из репортажа о старте в Ворохте. В первой декаде января 1968 года именно там проходили всесоюзные соревнования биатлонистов, двоеборцев, лыжников-гонщиков – всего более 350 кандидатов на поездку в олимпийский Гренобль (меньше чем за месяц до начала Олимпиады). Гонку на 20 километров Гундарцев прошел неважно – не попал даже в шестерку лучших. Тем не менее в олимпийскую сборную Привалов Владимира включил.

Вот что читаем мы в «Советском спорте» уже 4 февраля — на полосе, где представляется наша сборная команда биатлонистов.

«Московский динамовец В. Гундарцев будет дебютантом Х Олимпийских игр. Он молод, но уже является чемпионом СССР в эстафете. В прошлом сезоне Владимир принимал участие в предолимпийских состязаниях в Гренобле и в борьбе с сильнейшими биатлонистами мира занял 8–е место. Специалисты считают, что в этом году Гундарцев заметно прибавил в мастерстве, и поэтому асам придется считаться с ним на олимпийской лыжне в Отране. Высокие бойцовские качества позволяют динамовцу выступать без срывов. Особенно опасен Гундарцев на ответственных турнирах».

Александр Тихонов, Магнар Сольберг, Владимир Гундарцев

Первая олимпийская награда (бронза индивидуальной гонки) в главной спортивной газете страны прошла как-то незамеченной – Олимпиада для спортивной делегации СССР складывалась не слишком удачно, да и бронза в биатлоне не казалась пределом возможного. Зато вот фрагменты газетного репортажа с эстафетной гонки.

«Тренер наших спортсменов А. Привалов решил ничего не менять в стартовом списке. Он сказал мне, что уверен в скорости и боевом задоре «стартера» — юного А. Тихонова, в умении и опыте Н. Пузанова и В. Маматова, а более всего – в В. Гундарцеве, который может отчаянным усилием наверстать упущенное, либо закрепить успех».

Как складывалась для нас та эстафета?

У Тихонова был штрафной круг на лежке, но быстроногий юниор (в том же году он добавит к золоту Олимпиады высшую награду юниорского чемпионата мира) не только догнал соперников, но и привез Николаю Пузанову 35 секунд преимущества. Преимущества над шведами – норвежцы отставали на 1.44. Бежать штрафной круг пришлось и Пузанову, но преимущество в 35 секунд он сохранил – с той лишь разницей, что на второе место переместились норвежцы, за которых на третьем этапе бежал олимпийский чемпион Магнар Сольберг. Как ни старался Маматов – битва вышла жестокой и позиционного успеха достиг норвежец.

«…у чемпиона мира большой опыт и крепкие нервы. На втором рубеже он поразил пять мишеней шестью выстрелами и кое-что сумел отыграть. Жаль только, что по лыжне он, как всегда, шел не слишком резво и Сольберг прикоснулся своей перчаткой к прикладу карабина Истада лишь на 8 секунд позже чем ушел на трассу Гундарцев, на которого в этот момент была вся наша надежда. Не дрогнет ли он, слыша за спиной дыхание грозного соперника?»

Вам, очевидцам нашей сочинской биатлонной победы, положение Гундарцева на последнем этапе ничего не напоминает?

«После финиша мне очень хотелось от самого Истада услышать – что же произошло на трассе? Он мрачно посмотрел на меня, показал два пальца, плюнул в снег, повернулся и пошел прочь. Два пальца – это два круга. Вот как было дело. Первый рубеж соперники прошли без потерь. Оставался второй, где стрелять надо стоя, а мушка все пляшет и пляшет – никак не поймать мишень. Гундарцев: есть! Мимо. Есть! Мимо. Есть! Есть! Мимо. Есть, черт возьми! Истад бьет, перезаряжает, снова бьет, а две мишени целехоньки. Два штрафных. Это конец. Это наша победа – победа тех, у кого лыжи быстрее, карабины метче, а нервы крепче! Владимир Гундарцев шел легко, неся в опустевшем подсумке золотую медаль – первую нашу золотую медаль в Отране».

Александр Тихонов, Владимир Гундарцев, Николай Пузанов, Александр Привалов

Говорите, легко ковались наши победы?

— После игр у него что-то случилось с ногами и он уже в полную силу тренироваться не мог, — вспоминает Николай Ильич. — Еще один раз в 69 году на чемпионате мира выступил (золото в эстафете), и понемногу спортивная карьера стала закругляться. Долгой она не оказалась – четыре года на высшем уровне…

Из воспоминаний Валерия Гончарова – товарища Гундарцева по сборной:

— Я в 63 году попал в сборную страны, а он как раз служить первый год пришел. Знал, что я в сборной и то и дело говорил – мол, дайте мне тоже план по которому вы тренируетесь. Ну я все ему и давал. Потом, уже летом, так у него хорошо стало получаться, что после успешного выступления в Смоленске взяли его в сборную к нам. И вот до 69 года мы были вместе. У него был потрясающе спокойный характер. Спортсмены нередко импульсивны бывают, а он спокойный — уральская закалка такая, от седых гор передалась. Закончил он с биатлоном, когда ноги начали у него побаливать. Но это ведь с возрастом ко всем приходит. Он не роптал. Помню, мы 5 апреля, когда гонка чемпионов была, мы с Володей сидели и я спрашиваю: «Вов, ну как? До 70 дотерпишь?» А он такой: «Да все нормально, так ноги побаливают только…» Я не знал, что у него уже неизлечимый рак. 



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры