Сообщить о допинге

Главные новости

Яна Романова: «Жизнь стала неожиданно прекрасной»

08/09/2014

Призер Олимпийских игр Яна Романова, в очередной раз сразив Biathlonrus.com своей улыбчивостью и непосредственностью, рассказала в искреннем интервью о любви к болельщикам и злопыхателях в интернете, тоннах позитива от олимпийского авто и втором дыхании, которое заставило ее продолжить карьеру. 

— Яна, чемпионат мира по летнему биатлону в Тюмени стал некой контрольной отметкой августа. Удовлетворена выступлением на нем?

— У нас действительно не было задачи готовиться прямо к чемпионату миру, но, думаю, что и тренеры сейчас считают, что нужно было хотя бы минимальную подводку сделать. Все-таки неприятно быть не в форме на соревнованиях вне зависимости от того, какого они уровня. Но не будем сейчас сожалеть об упущенных возможностях в Тюмени. Ведь отрицательный опыт – это тоже опыт, а соревновательная практика всегда полезна. Тренеры мне всегда говорили, что лучшая тренировка — это соревнования. И теперь, на фоне других спортсменов, тренерам очевидны все плюсы и минусы той программы подготовки, по которой мы работаем. И время еще есть, чтобы все, что нужно подправить. 

— Нет ли сейчас постолимпийского эффекта, когда на фоне самого важного события все остальные блекнут и невозможно заставить себя работать? 

— В определенной степени был такой момент весной. В мае, когда я приехала на первый сбор в Белокуриху. Почувствовала, что не могу никак собраться и настроиться. С одной стороны, не хотелось заканчивать. С другой, олимпийский сезон отнял столько сил. Было очень тяжело! Но уже сейчас мы втянулись, и, выходя на старт в Тюмени, я бы не сказала, что мы релаксировали. Мы хотели бороться – в любом случае это соревнования, чемпионат мира. Помимо нас там выступали спортсмены, которые также были участниками Олимпийских игр, становились призерами и чемпионами.

— Спортсмены говорят, что после Олимпиады нужно отдохнуть так, чтобы соскучиться по тренировкам. Не всегда выходят сразу на первый сбор. Не было мыслей на паузу встать?

— В моем случае, если делать паузу в карьере, то это уже означает ее завершение. И у меня были мысли о завершении карьеры. Мы так мечтали о Сочи, об олимпийских медалях. На тот момент это было настолько важно, что все остальное реально потеряло смысл. Сейчас это уже в любом случае история – прошло полгода. Жизнь за это время стала неожиданно прекрасной (смеется). Знаете, как это окрыляет, когда сбывается мечта! В общем, на фоне эйфории я почувствовала второе дыхание и решила проверить себя еще год. Почувствовала, что у меня есть еще резервы, и я не реализовалась до конца. А уходить нужно без сожаления, без ощущения, что что-то смог, но не сделал. 

— В прошлом сезоне ты как будто начала раскрываться ближе к Олимпиаде – в январе была высоко в личных гонках и надежна в эстафетах. Если всерьез не рассматривать твои успехи на этапах кубка мира после Ванкувера, то можно сказать, что прошлый сезон стал самыми успешным в твоей карьере? 

— Да, соглашусь. Именно поэтому я и отмела мысли о завершении. Изначально в планах у меня было закончить после Сочи. Но в январе в Антхольце и на Олимпиаде, я почувствовала, что еще что-то нераскрытое во мне есть. Возможно, свой лучший результат я еще не показала. Поэтому я и осталась. 

— Отпустила ли обиду на людей, которые не верили, что в Сочи тебе удастся завоевать медаль? 

— У меня была какое-то время обида. Но потом я вдруг кое-что для себя поняла. Болельщики на этапах Кубка мира и российских соревнованиях ко мне относятся очень хорошо. Они всегда рады видеть сборную России, меня в том числе. Эти люди невероятно тепло относятся к нам вне зависимости от результатов — они всегда и очень искренне нас поддерживают, дарят сувениры и говорят очень теплые и важные слова. И их очень много, таких людей. 

А в интернете, может быть, сидят десять человек между собой переписываются, но их все читают, и они в итоге формируют какое-то мнение, которое люди со стороны принимают за глубокое знание биатлона. Так вот я решила не думать про этих писателей, а верить тем, кого вижу на соревнованиях. И благодарить их за поддержку. В Сочи болельщики поддерживали всех нас после каждой гонки, и я никогда не проходила мимо, если меня просили оставить автограф или сфотографироваться. Чувствовала, что обязана этим людям, потому что они ждали и верили несмотря ни на что! Многие говорили: «Мы в вас верим, у вас все получится в эстафете!». И ведь получилось же! Хочу сказать огромное душевное спасибо всем этим людям, а десять человек в интернете пусть пишут дальше. 

— В межсезонье у вас был опыт участия в проекте «Большие гонки» на первом канале. Удалось там расслабиться? 

— Мне очень понравилось, несмотря на то, что была небольшая лежка дегтя — во время проекта украли мой олимпийский «Айфон». Телефон действительно был уникальный, сделан по индивидуальному заказу. Это СБР нам подарил, и такие телефоны были только у нас – не удивлена, что он кому-то сильно приглянулся. Но это был единственный минус. А вообще я в восторге от проекта! Тем более, что давно хотела поучаствовать в этой передаче. И когда меня пригласили, я даже не раздумывала. Изначально у меня эти десять дней были запланированы на отпуск где-нибудь на море, но я променяла море на участие в «Больших гонках» не задумываясь! Не пожалела — познакомилась там с очень интересными людьми: со спортсменами и актерами… Говорили, что в эфир программа выйдет осенью. 

— Как распорядились подаренным олимпийским автомобилем? 

— Машина в Омске, я на ней езжу. Целый месяц ездила на ней прямо в том виде, в каком нам ее вручили на Красной площади. То есть с номерами «Сборная России, Романова Яна». Только когда полицейские стали меня останавливать и спрашивать о постановке на учет, я стала отвечать им: «Уже скоро!» В конце мая я все-таки поставила машину на учет. Мне было приятно ездить со своей фамилией на номерах. Мне много кто сигналил, приветствовал. В тот момент мне всему миру хотелось рассказать про свою радость… Потом потихоньку от этого внимания стала уставать, но оставила наклейку на бампере машины. Мне даже один наш омский журналист в Тюмени рассказал, что видел меня недавно в одном из дворов Омска. Не знаю, кому как, а мне эта машина приносит кучу позитива. 

— Про позитив после Олимпиады не первый раз заговариваешь. Жизнь круто изменилась после Олимпиады? После приемов и встреч была возможность задрать нос?

— Почти сразу почувствовала, как медаль изменила отношение очень многих людей ко мне. Я не о том, что кто-то ко мне плохо относился, а стал лучше или кто-то хорошо, а стал вообще любить. Нет, просто стали относиться с большим уважением что ли… Как будто я от этой медали стала лучше… 

Честно говоря, мне это странно. Вот если мы бы стали четвертыми на Играх, вдруг несколько секунд нас отделило от медалей – и что? Что бы изменилось лично во мне? Я бы ведь не была хуже как биатлонистка. Я бы так же стреляла и бежала, в голове у меня были бы те же мысли. И после этого четвертого места я бы не стала вдруг жадной или глупой, не изменилась бы как человек. Вы понимаете, какая все-таки тонкая грань в спорте? Когда у тебя что-то получается, сразу многое приобретаешь. Когда ты оказываешься в секунде или габарите, то лишаешься всего и сразу, в один миг. Я думаю об этой несправедливости и сразу в мыслях благодарю судьбу: «Здорово, что в Сочи у нас все сложилось хорошо!» (смеется). 

— Раз уж Яна Романова решила остаться в спорте, то какие задачи она ставит перед собой на сезон?

— Я хочу личную медаль на чемпионате мира. Заметила, что даже на чемпионате мира в Тюмени ходом я выглядела достаточно неплохо, но не справилась со стрельбой. Раньше было наоборот. Были годы, когда я даже с идеальной стрельбой не могла конкурировать. Невозможно было ничего сделать, когда ты с нолем становишься десятой. Сейчас ситуация несколько другая. Конечно, конкуренция очень высокая, и соперницы ошибок не прощают, и понятно, что бороться будет непросто. Но я готова работать с особым усердием — как говорится, почувствовала вкус.



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры