Сообщить о допинге

Главные новости

Алексей Волков: «Всегда думал, что с женщинами работать проще. Оказалось – наоборот»

01/12/2020

Тренер по стрельбе женской сборной России Алексей Волков по стечению обстоятельств временно стал операционным руководителем команды на этапе Кубка мира в Контиолахти. По завершении этапа один из лучших снайперов мирового биатлона дал обстоятельное интервью пресс-службе СБР, рассказав о принципах своей работы.

– Работа тренером в плане нагрузки сопоставима с тем, что было во время вашей спортивной карьеры?

– Бывает по-разному в разные периоды времени. В подготовительный период тренер должен организовать рабочее место, провести тренировку, провести анализ. Но стрельба всё же узконаправленный предмет, потому в процессе подготовки, когда у спортсменов не было стрелковой тренировки, появлялось немного свободного времени.

– В чём принципиальное отличие между тренером и спортсменом Алексеем Волковым?

– В том, что раньше много работал физически, а сейчас приходится больше задействовать голову. Плюс приходится отвечать не за себя, как раньше, а за всю команду. Все ошибки подопечных в стрельбе относишь на свой счёт. Но это не проблема, если спортсмен с пониманием и желанием подходит к работе. Тогда и на тренера давление меньше, и процесс работы не превращается в рутину.

– Наверняка предполагали, что, когда станете тренером, будете работать с мужчинами. Тяжело с женской командой приходится? Женщины стреляют медленнее?

– Честно, всегда думал, что с женщинами работать легче. Как выяснилось – всё наоборот. Много разных аспектов, которые влияют на это. Если работает мужчина и чего-то не понимает на тренировке, он подойдёт и спросит, зачем мы это делаем. У девушек редко возникает такой вопрос, они идут и делают. Именно поэтому я и думал, что с ними легче работать. Насчёт более медленной стрельбы – это справедливо, если брать команду в целом. Но на практике есть много девушек, которые не уступят парням в стрельбе.

– Девчонки много слёз пролили за то время, что вы с ними работаете?

– Были рабочие моменты, что скрывать. Но совсем немного. Личных обид я не замечал. Да я и не сторонник того, чтобы делать что-то из-под палки. По эмоциональному состоянию спортсмена сразу видно – стоит его отпустить с тренировки или он просто ноет, настроение не то. Во втором случае можно немного надавить. Но я отталкиваюсь от личных характеристик подопечных. У меня всё обсуждаемо. Я же ещё в прошлом году был спортсменом, прекрасно знаю, от какого объёма девчонки могут устать. Реально если кто-то не вытягивает, можно прийти, поговорить, выстроить немного другой план работы.

– В работе используете больше кнут или пряник?

– Пока пряник. Я постараюсь лучше убедить, чем заставить. Мне более привычно договориться, объяснить, чем приказывать. Методика кнута и пряника напрямую – не мой метод, потому что я не вижу большой результативности от этого. Хотя пару раз пришлось быть кнутом – никому не понравилось. В Ижевске на сборе объяснил девчонкам: «Я добрый, и вы можете этим пользоваться. Но если я увижу, что вы чересчур этим пользуетесь, картинка быстро поменяется».

– Когда приступили к работе, ваши ожидания о того, как команда стреляет, совпали с реальностью?

– Что ожидал, то и увидел. Я опирался на статистику в разных гонках, сделал какие-то предварительные выводы о том, как конкретная спортсменка ведёт себя в конкретной гонке на рубеже. Потом уже на сборе посмотрел непосредственно на «живую» работу – на рубеже, на тренажёре (СКАТТ). И картина стала более понятной. У кого-то увидел сразу, что именно можно быстро поправить.

– Сколько времени нужно тренеру по стрельбе, чтобы досконально изучить спортсменку?

– Это зависит от самой спортсменки. Бывает, что ей неудобно, а она молчит. Не нужно этого делать. Лучше сразу сказать и найти решение. Я замечаю по статистике и другим признакам, что спортсменке неудобно, начинаю её выводить на разговор и трачу неделю вместо того, чтобы решить всё за день. Работать нужно вместе, а не по отдельности. Я же хочу помочь, объяснить.

– Вы же объяснили эту позицию команде, как и в случае с «пряником»? Насколько быстро спортсменки это приняли?

– Конечно, объяснил. Но я – новый человек в сборной. Ко мне нужно было привыкнуть, понять меня. И мне нужно было сделать то же самое, понять, кто как из спортсменок работает, узнать их личностные характеристики. К каждой нужен свой подход. Один принцип для всех – так уже не работает. Есть запланированная работа на тренировке, но каждой спортсменке ставится индивидуальная задача. Цель у нас одна, а подбираться к ней можно по-разному.

– Вам часто приходится спорить со спортсменками?

– Бывает. Есть биатлонистки, которые говорят, что будут делать по-своему и никак иначе. Приходится убеждать, доказывать, разговаривать. И две недели такое может продолжаться, и целый сбор. Настаивать я не буду. Могу посоветовать, но выбор остаётся за спортсменкой – это твой выбор, твой результат.

– Моментов отчаяния, когда вы объясняли, а ничего не получалось, ещё не было?

– Рабочие моменты возникают всегда. Но я не сторонник того, чтобы махнуть рукой, сказать – потом что-нибудь придумаем – такого точно не было. Я стараюсь все проблемы решать здесь и сейчас, а не откладывать на потом и закрывать на это глаза.

– Вы – эмоциональный человек? Сами часто спорили с тренерами?

– Я – очень эмоциональный. Но если я не хочу, чтобы мои эмоции кто-то видел – никто этого и не увидит. Так уж я воспитан. В студенческие годы упор у меня был на изучение психологии, многие моменты взял в практическое применение. А спорил постоянно. Но тут понимаете в чём дело, чтобы спорить и доказывать, нужно обладать определённым запасом знаний. Если я в каком-то вопросе некомпетентен – зачем вообще спорить? Лучше сесть за изучение вопроса, а потом доказывать и убеждать. Нельзя просто голословно кричать, нужны аргументы. Я эмоциональный, но не азартный.

– Летом вы предлагали спортсменкам выдвинуть побольше мушку. Многие приняли такой подход?

– Я опробовал такой метод на себе, объяснил спортсменкам, в чём преимущество и предложил попробовать. Попробовали все, но кто-то вернулся к прежним настройкам, потому что оказалось некомфортно, а кто-то оставил выдвинутую мушку, но не настолько, насколько я хочу.

Нельзя опираться только на комфорт. Если тебе удобно – это не значит, что будет получаться качественно. Иногда лучше выйти из зоны комфорта ради результата. Это то же самое, что взять палки на сантиметр выше и потом жаловаться, что не можешь их выносить, хотя скорость передвижения по дистанции увеличилась. Ну и что проще – привыкнуть к палкам или вернуться к той скорости, которая была медленнее?

– Можно ли судить о том, что будет в сезоне, опираясь на предсезонную статистику?

– Она нужна только для оперативной работы, но мне такая статистика ни о чём особо не говорит. Потому что есть совсем другой показатель – реализация на главных стартах. Умеет ли спортсмен мобилизоваться в нужное время. На тренировках ты можешь хоть по 100 процентов показывать, но если в гонках ты показываешь 85 процентов, значит, что-то не так и нужно делать выводы.

– Если опираться только на ощущения, с момента начала вашей работы команда прибавила в стрельбе?

– По ощущениям – да, добавили. Но всё покажет реализация в соревнованиях. Я пока продолжаю знакомиться с командой, примерно знаю, на что каждая спортсменка способна. Сейчас начались те старты, к которым ты готовился всё лето, и нужно показывать, что мы наработали.

В вопросе о том, прибавили мы или нет, всегда кроется подводный камень – а как подготовились другие? Ты можешь снять минуту со своего времени в спринте, и все будут говорить – молодец, круто! Но твой соперник снял две минуты со своего собственного результата, и ты стал проигрывать ещё больше. Молодец? Круто? Все будут судить относительно лидера, а не относительно твоего времени. Ты тренировался хорошо, а соперник ещё лучше, и видят все только итоговый протокол.

Поэтому есть определённые ощущения и есть определённые ожидания. Увижу ли я их в протоколе – вопрос. Но озвучивать их я буду только себе.



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры