«прицепом», работе с Андреем Падиным и собственной самокритичности – в интервью Антона Бабикова на Biathlonrus.com.

"/> Антон Бабиков: «Я очень самокритичен – еще предстоит много работы над собой»
Сообщить о допинге

Главные новости

Антон Бабиков: «Я очень самокритичен – еще предстоит много работы над собой»

24/06/2016

По итогам прошлого сезона Международный союз биатлонистов признал россиян Антона Бабикова и Татьяну Акимову новичками года. Специалист медиа-службы СБР Андрей Аносов пообщался с открытиями прошлого сезона на июньских сборах. О первых шагах в спорте, борьбе со стрельбой,  езде «прицепом», работе с Андреем Падиным и собственной самокритичности – в интервью Антона Бабикова на Biathlonrus.com.   

— Антон, вы пока еще молодой спортсмен. Поэтому вопрос о приходе в биатлон вам, наверное, пока задавали не так часто. С чего начался ваш путь в спорте?

— У меня спортивная семья, хоть в ней и нет профессиональных атлетов, кроме меня. Наша семья всегда вела здоровый образ жизни, мы с радостью ходили кататься на лыжах. В детстве я обожал футбол, но мышцы у меня не заточены под короткие ускорения для этой игры. После футбола я пошел на бокс, потому что хотел быть похожим на своего брата, добивавшегося успехов в этом виде спорта. Боксом в детстве я занимался несколько месяцев пока мне не нашли соперника в моем «супертяжелом» весе. Соперника я победил, но бокс меня не увлек. В пятом классе пошел в школьную секцию баскетбола, где познакомился с ребятами, ходившими на лыжи. Я решил попробовать себя в лыжах, потому что с детства катался на них.

Первое время я много проигрывал другим ребятам в лыжной секции. Я был хлюпенький, и против акселератов приходилось непросто. Через год тренер по лыжам и одновременно учитель физкультуры Виктор Александрович Мельников сказал, что нужно идти в биатлон, если мы чего-то хотим добиться в спорте. На тот момент биатлон в Уфе был очень популярен. Муслимов, Шульман, начинавший карьеру Чудов – вот фамилии кумиров тех лет, а в лыжах таких громких имен в Уфе тогда не было. В 10 лет,  в 2002 году, я пошел на биатлон, и с тех пор продолжаю им заниматься.

— Вы выросли в многодетной семье. Говорят, что в таких случаях, конкуренция между детьми помогает добиваться успеха в жизни и конкретно в спорте?

— Возможно. Тогда мы этого не оценивали. У меня трое старших братьев. Я самый младший – у меня есть брат-двойняшка, который меня старше на пять минут. У нас у всех очень разнообразная жизнь. Старший брат долго был боксером, но потом он оставил спорт в пользу учебы. Сложно говорить о какой-то конкуренции в спортивном плане, если брат тебя старше на семь лет.

— Семья собирается вместе, чтобы посмотреть гонки с вашим участием?

— Конечно, они стараются. Но у всех есть работа и семья, а гонки не всегда проходят в удобное время. Больше всех, конечно, переживают родители, братья так сильно не волнуются.

— Хорошо помните своего первого тренера?

— Конечно! Мой первый тренер Валерий Ионович Мишингин до сих пор работает на биатлоне у нас в Уфе. Эдуард Латыпов, еще один биатлонист сборной, также начинал заниматься у него. Мы все время видимся с Валерием Ионовичем на биатлонном комплексе в Уфе. Кстати, очень приятно, что в городе сейчас много детей ходит именно на биатлон. База у нас отличная, есть инфраструктура. Знаю, что многие родители отдают детей в биатлон, когда слышат суммы, которые нужны для занятий хоккеем. Надеюсь, что у нас в городе скоро еще подрастут сильные ребята.

— Вашим кумиром в детстве был Максим Чудов?

— Я долгое время занимался биатлоном, не имея никаких кумиров. Не думал о том, кто у нас самый классный. Когда я сам стал понемногу прогрессировать, то начал понимать, насколько же Чудов силен.

— Помните свою первую встречу с Максимом?

— В 2007 году я здорово выступил на кроссовом чемпионате, где показывал хорошую скорость среди взрослых. После тех соревнований на обычной тренировке в Уфе Максим подошел ко мне и предложил пробежаться вместе. Для меня это был шок: «Чудов знает, как меня зовут!» Оказалось, что мой тренер рассказал ему о том, как я выступаю на кроссовых стартах. Максим тогда посоветовал мне попробовать себя в легкой атлетике, если уж я так люблю бегать. Я, слава Богу, был в то время нерешительным и тем советом не воспользовался.

— Как часто вас звали в легкую атлетику? Далеко ли вам по скорости до звания «Мастер спорта» в беге на 3000 метров?

— Когда я побеждал на кроссовых соревнованиях, тренеры по легкой атлетике говорили мне: «Парень, ты слишком худой для биатлона. Переходи к нам!». Я их не послушал. Для нас, биатлонистов, бег – это метод подготовки к сезону. У нас есть контрольные тренировки в беге на 3000 метров – в них мне чуть-чуть не хватает до звания КМС. Чтобы выполнить разряд по легкой атлетике, надо специально готовиться. Учиться бегать в шиповках, и так далее… У нас в биатлоне все-таки другие задачи.

Антон Бабиков на ЧМ по летнему биатлону в Уфе

— Каково сейчас положение дел в башкирском биатлоне?

— В этом году я встречался с главой республики Башкортостан Рустэмом Закиевичем Хамитовым и министром спорта РБ Андреем Ивановичем Иванютой. Мы говорили о проблемах и успехах башкирского биатлона. Со стороны легко критиковать, но нужно знать и понимать реальное положение дел. Руководство озвучивало пути решения проблем. Надеюсь, что уже в ближайшее время все станет еще лучше.

— Помните ли вы, как попали в сборную?

— Наверное, каждый юниор скажет про свой год рождения – вот мне было действительно сложно, а сейчас уже не то поколение. Так вот у нас было поколение супермонстров: Максим Цветков, Александров Логинов, Александр Печенкин… Эти ребята не только были одними из лучших в мире среди юниоров, но и при переходе в мужскую категорию сразу показывали результат. Меня всегда подводила стрельба, но ногами я мог бороться. Даже на взрослых стартах не боялся борьбы – будучи юниором сложно состязаться с мужчинами весь сезон, но на отдельных стартах вполне можно конкурировать. У нас в Башкирии была хорошая конкуренция в региональной команде, потом я попал в юниорскую сборную команду, которую тренировал Александр Владимирович Касперович. Под его руководством мы проделывали отличную работу.

— В один из сезонов вы даже ездили на сборы так называемым «прицепом»?

— Так получилось, что я вышел из возраста юниоров и должен был перейти в молодежную команду. Мы даже прошли обследование, но молодежную сборную в тот год просто отменили. Спасибо, Александру Владимировичу, что нашел мне место в юниорской команде. Он прекрасно понимал, что после двух лет в сборной возвращение в регион, каким бы хорошим он ни был, не помогло бы мне развиваться. Меня подключили к команде юниоров, хоть я и не подходил по возрасту. Это дало свои плоды.

— Как вам все-таки удалось справиться со стрельбой? Решить проблемы…

— Проблемы и сейчас, конечно, есть – продолжаем работать над всеми компонентами. По юниорам в четырех отборочных гонках на первенство мира я допускал непозволительное количество промахов — 6, 6, 5, 6. Это была проблема амбиций. Я промахивался шесть раз в отборочной гонке с двумя рубежами, а на следующий день на четырех рубежах допускал всего три ошибки, но эта гонка уже ничего не решала. Я стреляю сейчас из той же ижевской винтовки, что и тогда. Многие ищут проблему в оружии, а она в голове и мышцах. Тогда я стрелял 70 процентов, а сейчас больше 90. 

— С кем из тренеров больше и успешнее всего работалось над стрельбой?

— С нами всегда работают и работали грамотные тренеры по стрельбе – например, Александр Сергеевич Дегтярев, который сейчас стал тренером в женской сборной. Его плюс в том, что он всегда искал, как решить проблему, и не бросал этого делать. Что мы только не пробовали, пока я не пришел к стабильности.

— Был ли переломный момент, когда прогресс удалось прочувствовать?

— Да, в 2014 году я стрелял очень быстро. Делал это за 17–18 секунд – был одним из быстрейших стрелков в России, может быть, самым быстрым. Успевал полштрафного круга выиграть на рубеже, но иногда из-за скорости у меня были срывы в стрельбе. В следующем году я ушел от скорости в пользу качества. Я стал включать голову. Теперь получаю удовольствие от работы на рубеже, понимаю, что происходит.

— Прошлый сезон стал для вас прорывом?

— Я бы так не сказал. Просто определенные наработки, увеличение качества работы, усилия тренеров и персонала помогли мне добиться более высоких результатов. Может быть, для кого-то я стал прорывом. Но уже в позапрошлом сезоне я понимал, если мне удастся решить проблемы, то смогу показать результат. Да, и вообще, что такое прорыв? Вот когда Йоханнес Бё появился на Кубке мира, то это был прорыв. У меня же идет постепенная работа, с постепенным прогрессом.

— Чемпионат Европы был для вас главным стартом сезона?

— Я ставил себе цели не по соревнованиям или медальным зачетам. Хотелось прибавить в качестве работы. Важно было стрельнуть за 90 процентов в сезоне. Глупо было бы думать на этапах Кубка IBU, что для меня главный старт – это чемпионат мира. Чемпионат Европы сложился и удачно, и тяжело. Сейчас я понимаю, что на чемпионате мира у меня был резерв, и я мог бы выступить более достойно. Мышцы были не в идеальном состоянии после чемпионата Европы. Могло бы быть веселее, но не все сразу. После Холменколлена я отдохнул и потом здорово выступил на чемпионате России. 

— Для дебютанта чемпионатов мира результат все-таки был неплохим…

— Может быть и так, но это недовольство, которое есть сейчас, помогает мне в летней работе.  

— Премия «Новичок года» по версии IBU вас удивила? Порадовало такое признание?

— Конечно, было приятно, но мы о таких вещах не думаем. В некоторых странах даже до сих пор признают кого-то королевами биатлона. Но это все-таки второстепенный показатель. Главное – это медали. Я знаю, что многие спортсмены становились «Надеждами года» после гораздо более ярких сезонов.

— В это межсезонье вы продолжаете работу в группе Андрея Падина. Вам нравится тренироваться под его руководством?

— Андрей Викторович не самый простой тренер. Когда работаешь с ним, ты понимаешь, что он нацелен сделать действительно лучшего спортсмена. А никто из нас не хочет быть статистом на Кубке мира, не для этого мы работаем. С Падиным у нас есть взаимное уважение, я ему доверяю. Думаю, что я и многие спортсмены из нашей группы завоевали какое-то уважение в глазах Андрея Викторовича в прошлом сезоне. Я тренируюсь с ним уже третий год. Нет деления на «мое» или «его» — это наша общая работа. Думаю, что это принесет плоды.

— Уже осознали, что спрос со стороны биатлонной общественности в следующем сезоне будет выше?

— Я думаю, что мой собственный спрос с себя даже выше требований болельщиков или родителей. Я очень самокритичен. Можно выиграть медаль, но допустить при этом ошибки – тогда я все равно буду недоволен с собой. Я прекрасно понимаю, что мне нужно очень много работать, чтобы добиться серьезных высот в биатлоне. Об этом сейчас все мысли.   

Интервью с Татьяной Акимовой будет опубликовано на Biathlonrus.com позднее. 



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры