Сообщить о допинге

ИСТОРИЧЕСКИЙ БИАТЛОН. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВА НА ЗИМНЕЕ ДВОЕБОРЬЕ В СССР

21/08/2021

ИСТОРИЧЕСКИЙ БИАТЛОН. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАВА НА ЗИМНЕЕ ДВОЕБОРЬЕ В СССР

В первой статье нашей рубрики мы постарались разобраться с вопросом – какую дату можно считать днем рождения биатлона. Больше всего оснований нашлось у 27 октября 1956 года – дня обнародования официальных правил по виду спорта. Но это на международном уровне, а «на местах» все происходит, как известно, с некоторой задержкой, да и формальные поводы часто иные. Следующая задача, которую ставил себе автор, – определиться с датой рождения отечественного биатлона. Однако в процессе работы, не менее актуально обозначилась тема – кто стал отцом зимнего двоеборья на территории СССР де-юре и де-факто? Об этом, а также об иных любопытных деталях зарождения биатлона в СССР – нынешняя статья.

Лыжные гонки до революции 1918 года были в России далеко не самым популярным и далеко не массовым видом спорта. Откопать точную статистику затруднительно, но если опираться на публикации спортивных изданий начала ХХ века, то даже, например, обществ велосипедистов в Российской империи было куда больше, чем лыжных клубов. Притом, что покупка велосипеда была по карману лишь людям с достатком заметно выше среднего. Среди зимних видов спорта первенство безоговорочно принадлежало конькам – там были свои звезды, зрительский интерес и ежегодные соревнования (как общероссийские, так и международные).

«Российской Меккой» лыжного спорта считалась… Финляндия (северо-западная окраина империи), куда на соревнования время от времени наведывались сильнейшие лыжники Москвы и Санкт-Петербурга. Серьезную конкуренцию финнам, шведам и норвежцам они составить не могли. В качестве примера – на Северных Играх 1913 года (проводились с 1901 раз в четыре года в Стокгольме/Эстерсунде и были после Первой мировой войны не слишком честно «вытеснены» Белыми Олимпиадами) лучший из российских лыжников Павел Бычков (двукратный чемпион России на тот момент) занял в гонке на 30 км «приблизительно сотое место из 130». Финны в той гонке, к слову, получили золото и серебро

Как ни банально прозвучит фраза – все изменила революция. Лыжный спорт был включен в программу Всеобуча. Читай «программу подготовки допризывной молодежи», а также в обязательный курс обучения военнослужащих. И пусть инвентарь (как и до революции) сильно уступал зарубежным аналогам – это, в конечном счете, делало молодых лыжников страны Советов крепче, выносливее и ближе биатлону. Тем более что где армия, там и винтовки. Вчитайтесь хотя бы в строки отчета о звездном лыжном пробеге МВО (журнал «Физическая культура» за 1928 год):

- победитель соревнований красноармейцев тов. Нерченко покрыл дистанцию 4 клм. в 23 мин. 03 сек. совершенно не владея никаким стилем бега, и двигаясь исключительно охотничьим сибирским ходом, никак не рассчитанным на скорость.

В отчете подчеркивается, что все участники соревнований передвигались на лыжах в обычном строевом обмундировании, да еще и с походным снаряжением и вооружением общей сложностью «в 60 фунтов» (несколько меньше 25 кг).

- итоги пробега безусловно лягут в основу разработки службы и организации лыжных частей, и дают право рассчитывать, что лыжный спорт явится первой утилизацией спорта – на усиление обороноспособности красной армии.

К моменту написания этих строк лыжи уже прочно встали на вооружение Красной Армии, а «военизированные лыжные переходы» стали настолько привычным делом, что находилась даже почва для шуток в духе того времени. 

Словом, пробеги с винтовкой на лыжах стали едва ли не обязательной строчкой в календаре спортивных соревнований – притом не только армейских. Вот перед нами фотография «женской лыжной команды нижегородской области, показавшей 100% попаданий», вот сам товарищ Каганович (генеральный секретарь ЦК КП(б) в тот момент) на воскресной лыжной прогулке. И это еще за 10 лет до написания парадного полотна "Народный комиссар обороны, маршал СССР К.Е. Ворошилов на лыжной прогулке". Где-то в другом мире проходит «буржуазная Олимпиада в Сент-Морице», на которой норвежский патруль выигрывает «состязания для военных лыжников» - советская пресса лишь сухо упоминает об этом.

Почти 15 лет бег на лыжах с винтовкой неизменно присутствовал в афише спортивных событий – да ладно бы только с винтовкой. На обложке «Красного спорта» за 1940 год член команды РККА бросает гранату на дистанции военизированных соревнований (в рамках первенства СССР, кстати), в этом же номере отчет о всеармейском лыжном кроссе имени маршала Тимошенко…

Все это впоследствии (пусть и не без известных издержек) поможет приближению нашей победы в Великой Отечественной. Все четыре военных года физкультурные ВУЗы и техникумы страны бесперебойно готовили бойцов-лыжников и инструкторов по лыжам.

Из телеграммы товарищу Сталину (от председателя Челябинского обкома по делам физкультуры и спорта):

«…с начала зимы подготовлено бойцов-лыжников 59 000, инструкторов по лыжам 3 500. Сейчас готовится 86 000 бойцов-лыжников и 3000 инструкторов…»

На дворе февраль 1942 года, и рядом с текстом телеграммы – сводки и численности плененных в Сталинграде фашистов.

Что характерно, даже в суровые военные года не прекращались лыжные соревнования – посмотрите на фото из Чкалова (ныне Оренбург), ЦПКо имени Горького и даже прифронтового Мурманска, где несмотря ни на что проводились соревнования «Праздник Севера». Удивительно ли, что к окончанию войны и к середине 50-х (когда биатлон начал оформляться как вид спорта) СССР обладал невероятным количеством спортсменов, уверенно владеющих навыком бега с винтовкой на лыжах и стрельбы по мишеням?

Уже не мы на фоне финнов, а финны на нашем фоне выглядели едва ли не статистами (смотрите протокол соревнований в пробеге лыжного патруля между командами Советской Армии и финских Оборонительных сил). В этом один из ответов на вопрос – почему на первом чемпионате мира по биатлону СССР оказался в числе команд, сумевшим выставить полный состав (4 участника) и даже запасного.

Впрочем, до первого чемпионата еще далеко, а заявленная тема нашей статьи – «отцовство отечественного биатлона». Вернемся к теме.

В предыдущей статье мы отмечали и отдельно останавливались на следующем моменте – «зимнее двоеборье» выросло и оформилось в новый вид спорта не столько эволюционно, сколько от заинтересованности представителей современного пятиборья в собственном развитии и популяризации. Ведь явившись миру в1912 году, пятиборцы держались в олимпийской программе в значительной мере благодаря Пьеру де Кубертену, для которого этот вид спорта был одновременно и новым прочтением античности, и красивой легендой. Однако, еще при жизни основателя олимпийского движения многие не стеснялись указывать на «дороговизну и громоздкость» пятиборья, а уж после смерти Кубертена… После выхода в 1952 году в отставку четвертого президента МОК Сигфрида Эдстрема, вожди мирового пятиборья Свен Тофельт и Густав Дирссен быстро осознали, что для их вида спорта настают непростые времена. Если с соотечественником-Эдстремом шведские олимпийские чемпионы, несмотря на тяжелое послевоенное время, еще как-то договаривались, то возглавивший МОК Эйвери Брендедж (даром что слыл коллекционером и филантропом), как и многие американцы, многие виды спорта рассматривал с точки зрения их бюджета и успеха у зрителей. Пятиборье было весьма дорогим видом спорта в смысле проведения соревнований, зрителей собирало немного, высоких покровителей не имело. Именно по этой причине Тофельт и Дриссен начали искать, как и за счет чего можно поднять собственную привлекательность? Скудная программа Белых Олимпиад, как будто, сулила перспективу. Трудность состояла в том, что сложно было понять – где искать спортсменов и какие зимние дисциплины брать за основу. Дискуссия затянулась – еще бы ей не затянуться, когда о судьбе нового зимнего вида спорта пытались рассуждать люди от него довольно далекие.

Первым председателем секции современного пятиборья СССР в 1952 году был назначен Олег Логофет – мастер спорта по пятиборью и судья международной категории. Перед 35-летним специалистом и его небольшим коллективом стояли архисложные вопросы развития сложного вида спорта в огромной стране, а тут вдруг…Международный союз начинает слать депеши с просьбой высказать мнение о возможности проведение некоего зимнего многоборья. Читая все подряд протоколы заседаний всесоюзной секции с 1954 года, автор пришел к выводу, что вплоть до 1957 года советских пятиборцев зимнее направление вообще не интересовало. Даже когда из шведского Линкепинга пришли официальные правила соревнований по зимнему двоеборью (октябрь 1956), а на страницах «Советского спорта», рассказывая широким массам читателей про пятиборье, представитель всесоюзной секции сообщает:

- существует еще, так называемое, зимнее пятиборье, куда входят: верховая езда, фехтование, стрельба из пистолета, скоростной спуск на лыжах и лыжная гонка на 12 км.

К чести Госкомспорта СССР, его Общий отдел за всеми международными связями внимательно следил и требовал самого подробного отчета обо всех контактах с международными союзами. Письма из UIPMB сперва изучались в высших органах спортивной власти и только потом спускались «по адресу». Именно поэтому там не стали дожидаться пока всесоюзная секция пятиборья освоит зимнее двоеборье.


На письме из Международного Союза от октября 1956 года (том самом в котором говорится о том, что первый чемпионат мира состоится в 1958 году, а первый олимпийский турнир – в 1960) читаем резолюцию председателя Госкомспорта СССР Николая Романова.

- Обсудите срочно на секции и дайте решение по существу письма, включении в первенство СССР зимнего двоеборья и подготовке сборной команды к 8 зимним олимпийским играм.

Адресована резолюция государственному тренеру по лыжным гонкам Венедикту Каминскому и секции лыжных гонок.

Вот так – в трех строчках резолюции – отечественному биатлону был назначен ответственный куратор.

Парадокс ситуации заключался в том, что полномочия вести диалог с международным союзом этой резолюцией не передавались – на связи с UIPMB по-прежнему осталась всесоюзная секция современного пятиборья. Именно она задавала вопросы о требованиях к оружию, к мишеням, подтверждала участие сборной в первом чемпионате мира и вообще выполняла массу утомительной (прежде всего для себя самой) работы. Этот «испорченный телефон» еще аукнется нам при подготовке и участии в первом чемпионате мира. Но об этом – в третьей части нашего рассказа.

Константин Бойцов, пресс-служба СБР



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры