Сообщить о допинге

Главные новости

Юрий Каминский о «весёлой» трассе, индивидуальной подводке и акклиматизации

09/02/2021

Старший тренер мужской сборной России Юрий Каминский в интервью пресс-службе СБР рассказал о заключительном этапе подготовки к стартующему в Поклюке чемпионату мира, важности горнолыжной подготовки, «весёлой» трассе и тонкой настройке спортсменов к конкретному старту.

– Юрий Михайлович, как Вам трасса в Поклюке?

– Сразу отмечу, что трасса изобилует поворотами как на спусках, так и на равнине. Прохождение этих участков требует хорошего технического исполнения. Тут можно немного выиграть, а можно и много проиграть. Для высоты 1350 метров тут имеются несколько очень хороших подъёмов, после которых как раз и идут технически сложные участки.

– Времени хватило, чтобы изучить трассу и подсказать команде, как лучше её проходить?

– Для изучения времени было более чем достаточно, но научить спортсменов проходить такие участки идеально я не могу – это базовый элемент подготовки, горнолыжная техника, которой спортсмены должны быть обучены в юношеском и юниорском возрасте. У нас, к сожалению, не все биатлонисты могут хорошо проходить такие спуски и повороты. Во взрослом спорте обычно этому не уделяется время, тем не менее, в Поклюке мы провели две тренировки, где разобрали этот компонент.

– Можно ли сравнить трассу в Поклюке с какой-то трассой из Вашей тренерской практики в лыжных гонках?

– Такого спуска, как на полуторакилометровом отрезке, по которому здесь будет проходить сингл-микст, я, честно говоря, припомнить не могу. Могу сравнить только со старой московской трассой на Планерной. Один из спусков там даже называли «Бобслей с деревом». Этот кусок дистанции был очень опасным, и в итоге его исключили из круга. С точки зрения лыжных гонок трасса в Поклюке была бы ещё интереснее, чем даже в биатлоне. Здесь можно проявить как хорошую функциональную подготовку, так и техническую. Лыжники такие трассы называют «весёлыми».

– Команда достаточно рано заехала в Поклюку. Как прошла акклиматизация?

– Мы находимся здесь уже две недели – обычно этого хватает, чтобы все процессы организма пришли в норму.

– В чём была главная сложность?

– На заключительном этапе подготовки тренеры исходят из индивидуальных особенностей спортсменов, особенно если ещё это накладывается на акклиматизацию. У каждого из биатлонистов сборной России тренировки были выстроены дифференцированно – с учётом основных дистанций, на которые они рассматриваются. Плюс мы учитывали текущее состояние спортсменов, ведь процесс акклиматизации у всех проходит по-разному.

– Евгений Гараничев и Карим Халили присоединились к команде позже из-за выступления на чемпионате Европы. Каково их состояние?

– Халили до поездки в Душники-Здруй прошёл горный сбор в Обертиллахе – там примерно та же высота, что и в Поклюке. Ему не потребовалось много времени на акклиматизацию. А у Гараничева этот процесс как раз заканчивается, он хорошо переносит горы.

– Состоянием остальных – Александра Логинова, Матвея Елисеева, Антона Бабикова, Эдуарда Латыпова – довольны?

– Да, нормальное состояние. Сейчас будут играть роль нюансы и базовая подготовка, проведённая летом.

– Чем опасна высота Поклюки?

– Близкая к этому и такая же коварная высота в сочинской «Лауре». И что там, что в Словении акклиматизация у спортсменов каждый раз протекает нетипично. Тут сложно предсказать, как поведёт себя организм. Поэтому, чтобы регулировать тренировочный процесс, важен постоянный контроль и мониторинг состояния спортсменов.

Когда я проводил сборы на высоте около 2000 м – в том же Бельмекене, в Терсколе – я с высокой долей вероятности мог сказать, на какие дни у спортсменов придётся яма, на какие – подъём, когда и какие тренировки делать. Точность – плюс-минус один день. В «Лауре» же я был шесть раз, и каждый раз акклиматизация протекала по-разному.

– Какие-то команды проводили сбор в Поклюке вместе со сборной России?

– Да, в те же сроки сюда заехали сборные Украины и Словении.

– Совместных тренировок с ними не было?

– Мы предложили им провести стрелковую тренировку, а именно дуэльную стрельбу, но обе команды отказались. Планы подготовки у мужчин не совпали. Наши девушки провели совместную контрольную тренировку с командами Словении и Украины, а у нас не получилось.

– Контрольную тренировку проводили?

– Нет. Отдельные спортсмены пробежали темповую тренировку, а в контрольной не было необходимости. Каждому биатлонисту придётся начинать чемпионат мира в разное время, подготовка была спланирована под конкретные старты, поэтому под какой-то универсальный план мы никого подводить не стали. Нам же не нужно никого отбирать, наша задача – подойти к гонкам в оптимальном состоянии.

– Сейчас готовность команды выше, чем, например, в Антхольце?

– Однозначно выше. Но я бы не стал преувеличивать то, что мы показали в Италии. Спортсмены основных сборных были измучены, и на их фоне в отдельных гонках мы смотрелись чуть-чуть лучше, только и всего. А вот в стрельбе выглядели даже хуже.

– Вы можете сказать, что как старший тренер сделали всё, что можно было сделать в подготовке к чемпионату мира?

– В целом выполнили всю программу, которую планировали. И состояние всех спортсменов постарались улучшить, многое сделали в этом плане. И (прим. – тренер по стрельбе) Максим Максимов говорит, что в стрелковой части тоже сделано всё, что планировалось. Но ведь и наши соперники тоже не на диване лежали. Теперь реализация зависит от спортсменов.

– Бытует мнение, что работа тренера заканчивается в декабре, дальше работают спортсмен и сервисмены. Согласны?

– С этим можно поспорить. Самое сложное в тренерской работе – этап непосредственной подготовки к основному старту. Именно в этот момент и проявляется всё искусство тренера – в плане технической, физической, методической, тактической, стрелковой подготовки. Всё нужно свести в одну точку. Всё должно быть направлено на формирование наилучшей спортивной формы. Этот процесс в спортивной науке до сих пор толком не описан, мы выходим на пик формы интуитивно. Да, известен ряд методических приёмов, которые позволяют улучшить состояние, есть методы контроля, позволяющие это оценить, но готовых рецептов не существует. И очень многое на последнем этапе зависит от творческой работы тренера. До декабря результат зависит от правильно выбранной концепции, а дальше многое решают нюансы. А вот когда спортсмен уже стоит на линии старта – тут действительно всё зависит уже только от него.

Очень важна в момент подводки к главному старту психологическая подготовка. Групповые психологические занятия – работа психологов. Но пока мы не можем сформировать им задачу на формирование методики подготовки. В лыжных гонках мне всё было понятно, и я чётко ставил задачу психологам на решение вопросов, помогающих улучшить результат. В биатлоне я пока не готов сделать то же самое, потому что у меня не закончился процесс понимания психологической сути вида спорта. А применять те же методы, что и в лыжных гонках, неэффективно. Сейчас мы временно приостановили работу с психологами. Веду сейчас работу сам с каждым индивидуально. И надеюсь, что психофизиологическое состояние ребят на чемпионате мира будет высоким.

– Готовы к тому, что давление по сравнению с этапами Кубка мира увеличится многократно?

– Тренер, как пионер, должен быть готов ко всему, должен уметь правильно воспринимать показанные результаты, хорошие они или плохие. Надеемся, что вся команда покажет максимум того, на что готова. Спортсменам же от давления нужно уметь абстрагироваться. Часто именно этого бывает достаточно, чтобы выглядеть достойно и на трассе, и на рубеже.

(Фото: Nordic Focus) 



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры
Технические партнёры