Главные новости

Яна Романова – об уникальности Юрловой-Перхт, чувстве несправедливости и капитанстве в сборной России

21/04/2022

В Сочи подходят к концу восьмидневные курсы повышения квалификации, которые Союз биатлонистов России организовал для тренеров из регионов. Пресс-служба СБР побеседовала с Яной Романовой – в недавнем прошлом биатлонисткой сборной России, а ныне кандидатом педагогических наук, преподавателем и соавтором нескольких методических пособий по подготовке биатлонистов. Публикуем заключительную часть интервью. Первая часть.

– Дилетантский вопрос к вам как специалисту по стрельбе: на сколько процентов можно улучшить стрелковые навыки биатлониста за сезон? На фоне критики, с которой сталкиваются члены наших сборных команд, таким вопросом часто задаются болельщики. 

– С одной стороны, могут сильно мешать ошибки, приобретенные в детстве. Их очень сложно исправить, прежде всего, в сознании спортсмена. Многие думают, «Меня так учили, я так делал и буду делать», и сдвига не происходит.

Если уровень стрелковой подготовленности недостаточно высокий, темп прироста может быть большой. А если спортсмен стреляет, например, 90%, он до 92-х может не сдвинуться никогда. Чем выше класс, тем сложнее улучшить результат.

Вот говорят, например, о Светлане Мироновой – «Научите вы Свету стрелять!». Всё может быть не так просто, и у её стрельбы могут быть разные объяснения. Не у всех есть способности к стрельбе, представьте, что у неё нет больших способностей, но несмотря на это она сумела попасть в сборную и пытается что-то демонстрировать. А может быть так, что спортсмен просто недостаточно работает – я часто слышу от тренеров, что в тренаже, в стрелковой работе сейчас люди часто дают себе поблажки.

Мне в этой связи из собственного опыта в сборной вспоминается Альбина Ахатова – как много времени она проводила со своей винтовкой. Сколько она занималась тренажом самого разного вида, как занималась мини-подгонкой, выверяя ремень до последнего миллиметра. Так работать способны единицы, но спортсмен высокого класса должен понимать, что каждая мелочь имеет значение. Нужно отдаваться этому труду, потому что жизнь спортсмена коротка. Тут каждый габаритик имеет вес – не прошёл габарит, и ты без медали.

Когда смотрела Олимпиаду в Пекине – мужскую эстафету, индивидуальную гонку – снова об этом думала. Путь каждого спортсмена по-своему непростой, у всех бывают сложности в карьере. И вот он стоит на рубеже и остался последний миг, последний шанс, и всё могло бы быть иначе. Когда ты болеешь за спортсмена, это «если» так и вертится в голове. Ах если бы, ах если бы… 

- А какие мысли посещали вас, когда во время чемпионата России-2022 в Тюмени вы наблюдали за победой Екатерины Юрловой-Перхт?

– О, мы столько времени с ней провели в спорте… Когда я вижу, как она сохраняет спортивное долголетие, это вызывает восхищение и, в хорошем смысле слова, зависть. Может быть, и мне нужно было ещё пробовать? (смеётся) До такого возраста сохранять форму, в которой она находится – это колоссальный труд, это далеко не каждый сможет. Я ей написала, поздравила. Катя – это уникальный случай. 

– Не могу не спросить про то, что происходило с вами между пожизненным отстранением от Олимпийских игр в 2017 г. и отменой этой дисквалификации в 2020-м?

– Когда вся эта история только началась и появились сведения о Родченкове, о подмене пробирок, о царапинах, если честно, я смеялась. Я считала, что спортсмен в этом случае защищён. Ведь что я сделала? Я пришла, сдала свою пробу в присутствии офицера ВАДА, я её передала, её при мне упаковали. Это же независимое агентство, которое как раз для этого и создано, чтобы за всем этим следить. Серебро Олимпийских игр – высшее достижение в моей карьере. Я закончила спортивную карьеру на этой ноте и была счастлива, а вот сейчас в жизни попробуй еще сделать что-то действительно значимое.

Живешь с чувством несправедливости. Мне даже сложно слова подобрать. Можно сказать, что я уже смирилась с этой ситуацией, но, когда мне говорят: «Не надо об этом думать, вы для нас все равно призёры», – меня эти слова нисколько не успокаивают.  

– Многие помнят ваше эмоциональное выступление в соцсетях в поддержку Ольги Зайцевой, когда Спортивный арбитражный суд (CAS) снял обвинения с вас и Ольги Вилухиной.

– Для меня это очень важно. Зайцева – многолетний лидер сборной. Она всегда была на виду, всю жизнь тестировалась, находилась под постоянным контролем ВАДА. Ольга входила в состав комиссии спортсменов, это знаковый человек, которого все уважали.

На суде в Швейцарии я напомнила им, что на момент Олимпийских игр в Сочи Ольга уже была двукратной олимпийской чемпионкой, это состоявшийся спортсмен. Это личность и вот она, по-вашему, начала заниматься подменой пробирок? Я думала: «Ольгу-то точно никто не обвинит в таком», а оказалось…

Причем, если проанализировать её результаты, в Сочи они у нее были одни из худших. Совсем непохоже на то, что она занималась манипуляциями. Понятно, что я выступаю с двух позиций – она была нашим капитаном, опорой для остальных спортсменов. Плюс понятно, у меня есть личный интерес. До сих пор не могу с этим смириться.

– Точка в этом деле поставлена?

– Мне кажется, это уже финальное решение. IBU долго не аннулировали наш результат (прим. – серебро в эстафете на Играх-2014 в Сочи), но после того, как они это сделали, я поняла, что больше ничего не будет происходить.

– Вы упомянули роль капитана. Сейчас такого человека ни в мужской, ни в женской сборной нет. Насколько он нужен команде?

– Конечно, это формальная должность. Почему Ольга стала капитаном? Это лучший спортсмен, на неё все ориентируются, с ней можно посоветоваться. Я, например, всегда балансировала на грани основной команды и команды Б. Меня периодически ссылали на Кубки IBU – покажу там какой-то результат, и меня возвращали в основу. И Ольга всегда говорила мне, что нужно сохранять спокойствие, думать о будущем, видеть главную цель, а эти перемещения временные и не надо на них зацикливаться. Она старалась объединять команду. Эту роль может выполнять только опытный спортсмен. Сейчас при тех результатах, которые есть у девчонок, не факт, что есть такой человек.

Кристина Резцова?

– Да, смотришь на Кристину, и она вызывает восхищение. У нас давно не было таких живых, энергичных спортсменок. Мне кажется, ей еще нужно дать немного времени. Она ещё совсем молодая, у неё большое будущее в спорте и со временем, наверное, она потянет бремя капитанства.



Спонсоры и партнёры

Генеральные спонсоры
Спонсоры
Партнёры